Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Дубинушка

ангина у меня
стал разговаривать басом (так-то я - типичный второй тенор)
и петь
"Дубинушку"
под Шаляпина, естественно! (я - его давний фанат)

...Но настанет пора и проснется народ,
Разогнет он могучую спину,
И на бар и царя, на попов и господ
Он отыщет покрепче дубину.
Эх, дубинушка, ухнем,
Эх, зеленая, сама пойдет,
Подернем, подернем, да ухнем.


как-то неожиданно свежо она нынче звучит  :-)))

вот как Шаляпин описывал ее первое публичное исполнение в Киеве (29 апреля 1906 года):

...Какие-то девицы кричали мне: «Варшавянку». Какие-то хриплые голоса настаивали: «Интернационал!» Но — говорю это совершенно искренне — этих революционных песен я в ту пору не знал и только недавно, но зато очень хорошо узнал, что такое «Интернационал». Но еще с юных лет, с озера Кабана в городе Казани, я знал, что существует рабочая песня «Дубинушка», что поется она в сопровождении хора и что только куплеты поет солист — не солист его величества, конечно… И на просьбы рабочей публики мне казалось самым подходящим спеть именно эту песню. И я сказал, что знаю «Дубинушку», могу ее спеть, если вы ее мне подтянете. Снова вавилонское «ура!», и я запеваю:
— Много песен слыхал на родной стороне, Не про радость — про горе в них пели. Но из песен всех тех в память врезалась мне Эта песня рабочей артели…
— Эй, дубинушка, ухнем, — подхватили 5000 голосов, и я, как на пасхе у заутрени, отделился от земли. Я не знаю, что звучало в этой песне — революция или пламенный призыв к бодрости, прославление труда, человеческого счастья и свободы. Не знаю. Я в экстазе только пел, а что за этим следует — рай или ад, — я и не думал. Так из гнезда вылетает могучая, сильная белая птица и летит высоко за облака. Конечно, все дубины, которые подымаются «на господ и бояр», — я их в руке не держал ни в прямом, ни в переносном смысле. А конца гнета я желал, а свободу я любил и тогда, как люблю теперь.
Много лет прошло с тех пор, а этот вечер запомнил, на всю жизнь запомнил. Удался он на славу. Рабочие после концерта разошлись домой мирно, как ученики, попарно. А о «Дубинушке» стали, конечно, говорить различно. Главным образом меня немедленно зачислили в крайние революционеры...


это Федор Иванович уже в эмиграции вспоминал
мытарства первых лет после Октября на оценке того вечера, как видите,  не сказались

вообще, у "Дубинушки" богатая история

Г.Федотов утверждал, что с легкой руки студенчества она стала чуть ли не "народным гимном"
в "Вехах" в 1909 году писали: «Вехи» в 1909 году писали: …и в кабаках и в местах похуже передовые студенты с особой любовью поют и „Дубинушку“, и „Укажи мне такую обитель“
"места похуже" - это бордели что ли?  :-)))

но самая аццкая история связана с народником-террористом "Сашкой-инженером" (Фёдором Николаевичем Юрковским)

это фантастический персонаж!
абсолютно неуправляемый
про него Желябов (!) говорил: "вы, террористы, опаснее монархистов!"
а Вера Фигнер: "одного такого человека иметь должно, двух — можно, троих — нельзя терпеть!"
жандармы в ориентировке про него писали:
"человек смелый, решительный, смерти не боится, ярый революционер"
Сашка-инженер реально ходил с кинжалом и револьвером (см. фото слева)
кинжалы, кстати, ковал сам - в кузнице
в Шлисельбургской крепости (где умер в 1896 году) написал роман Булгаков"
на последней странцие рукописи рукой Н.А.Морозова приписано:
"здесь роман кончается по причине смерти автора, не вынесшего заключения"

Сашка-инженер собственноручно порешил насколько человек
шпиона-провокатора В.Тавлеева он убивал с помощью "Дубинушки"
дело было у ресторана "Мартен"
студенты-сообщники по его команде дружно затянули "провокационную песню", чем отвлекли ментов
тем временем Сашка-инженер сделал своё дело...

в общем, хорошая годная песня

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments