Владимир Голышев (golishev) wrote,

пятый текст Артура Аристакисяна

первый - "Кто ты такая, глупая эмоциональная тварь, чтобы прощать таких людей?!"
второй - "Девчонки, не сдавайтесь! Сегодня вы судите их и прощаете их тоже вы..."
третий - "Идеальная жертва"
четвертый - "Ответ патриарха"
 
Аристакисян Артур

КРИК

     Акция «Pussy Riot» ставится в один ряд со «страшными явлениями революционной эпохи».

     «Как они могли пойти на такое кощунство, ворваться в храм в таком виде и петь у алтаря: Богородица, Путина прогони?!» - говорила и плакала одна московская кликуша, декан факультета журналистики.

     «Православным людям плюнули в душу. В душу старика и старухи, школьника и студента, в душу любого, кто идет в храм соприкоснуться с Господом» - заявил вице-губернатор Краснодарского края, атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда.

     «Место, на которое эти молодые женщины позволили себе забраться, вызывает у меня, и у каждого православного человека трепет в душе…» - говорит молодой писатель, к сожалению, не запомнил его фамилии, лауреат премии Солженицына, оппозиционер, прогрессивный малый.

     «Девчонки перегнули палку, они меня тоже обидели…» - говорит рок-музыкант Шевчук, тоже один из столпов оппозиции.

     Что девчонки переступили черту, совершили некое мистико-этическое преступление – говорят не только темные православные люди, не только простые путиноиды, это говорят все, в том числе оппозиционеры, диссиденты, правозащитники. Все!

     Удивительно, сколько адвокатов у Бога всемогущего.

     Пора выяснить, что это на самом деле за "черта" перед которой можно только с трепетом стоять, не дышать. Что на самом деле так сильно испугало и возмутило всех этих людей. Что за «священный трепет» они испытывают в храме перед амвоном, символом отверзшегося после воскрешения камня в пещеру Гроба Господня, с которого решились спеть свой панк молебен девчонки, с вольными словами и свободными телодвижениями.

     Девчонки повергли всех в страх, потому что вернули амвону его истинное символическое значение: бесстрашие, свободный, бесстрашный вызов этому миру. Они на самом деле встали на тот самый камень, который ангел отвалил от пещеры Гроба. Они вернули святому месту его первоначальный символ и живой смысл.  

     С этого же места с амвона храма Христа Спасителя, с которого пели и махали руками девчонки, Патриарх призывал православных людей России голосовать за власть Путина, того самого Путина, который накануне выборов назвал врагами России тех, кто не будет за него голосовать. И тем самым провел ту самую «черту» между теми, кто с нами и теми, кто против нас, между «народом» и его врагами.

     Девчонки отважились эту черту перейти и своими хрупкими руками опрокинуть статую истукана власти, призвав в помощницы Богородицу. Они эту статую бога Путина, эту химеру опрокинули, причем сделали это в храме, за что и были объявлены преступниками перед богом и перед его народом.

     Храм Христа Спасителя является храмом совсем не того бога. Прихожане храма не сознают своих культовых истуканов, своих богов и продолжают думать, что они христиане. И ненавидят тех, кто им напоминает, кто они, кто их реальные боги... 


      Когда девчонки уже сидели в тюрьме, с того же амвона в храме Христа Спасителя Высший Церковный Совет объявил войну врагам церкви:  
     "Антицерковные силы опасаются усиления Православия в стране, их пугает возрождение национального самосознания и массовой народной инициативы. Мы должны защитить то, что дорого нашим сердцам. И пусть верующих людей не смущают слова призывающих согласиться с грехом и беззаконием, простить тех, кто не просит прощения и заявляет, что не нуждается в нем. Будем помнить, что отсутствие покаяния способно утвердить грешника в сознании собственной правоты и подтолкнуть к повторению греховных деяний. Враги Церкви обозначены! Война началась?!" - гласит этот вызывающий документ, объявление войны.

     Как от советского информбюро голосом Левитана! Разверзлась адская бездна. Как будто на цветочек, проросший сквозь асфальт, наваливают уже не асфальт, а саркофаг, как в Чернобыле.  

     Мне, кажется, этим выступлением церковь публично отрекается от Христа, заявляя что не имеет ничего общего с этим слюнтяем. Отныне те, кто верует во Христа, держитесь от нас подальше!

     Теперь каждое серенькое маленькое ничтожество вырастет сразу до размеров пса господня, служителя высшего правосудия.

     Неужели такое, правда, прочли с амвонов? Интересно, какие выражения на лицах были у прихожан, когда они это услышали. Это прочли и с того самого амвона в храме Христа Спасителя, с которого девчата пели: «Богородица, Путина прогони...». Высший Церковный Совет спел: «Дьявол, прогони Христа!»

     Имя и слова Христа используются, чтобы манипулировать толпой, смешать ее с грязью. Получается что-то похуже грязи. Грязь еще выразительна, а это мышиная серая масса; в нее брошена искра инициативы, направленности, чтобы она стала страшным орудием.

     Может это и хорошо, что православное безумие растет и не встречает должного отпора, подумал я. Пусть все сойдут с ума.

     Команду сойти с ума, первым дал Путин, когда назвал всех, кто его не любит гандонами.

     Давая свою оценку акции «Pussy Riot», министр культуры России сказал, что тюрьма это, конечно, слишком, но придумать подходящее наказание кощуницам нужно обязательно, все общество должно придумать им наказание. Но, продолжает министр культуры, боюсь, что наказывать их уже поздно, раньше нужно было наказывать, когда они в храм не успели войти.

     Вот, настоящий юродивый – министр культуры России! Реагируя на девчонок, он невольно совершает поступок юродивого. Как положено министру культуры, сам, выражает невежество, бескультурье и безумие всех народов России. Министр культуры такого государства, как Россия, просто обязан быть дураком, чтобы озвучивать голос истины.

     Российский мусульманский религиозный деятель Мухаммедгали Хузин заявил, что хулиганок следует обязать «убирать мусор на улицах Москвы, чтобы тем самым очистить их головы от мусора».

     Насреддина из Бухары нет на его прибранную и уже отрубленную голову, которая и есть мусор. Такие слова, да еще так высокомерно, как их произнес этот человек, надевший на себя чалму, не могут принадлежать верующему человеку; они принадлежат некой отрубленной голове из какой-нибудь арабской сказки. Нет большего мусора, чем такая отрубленная говорящая голова.

     Святейший Патриарх Московский и вся Руси Кирилл тоже сходит с ума; сначала с ума начинают сходить вещи, которые его окружают. Призрак швейцарских часов на поверхности полированного стола, как всплывающий на поверхность озера труп убитого человека. Из квартиры, умирающего от рака соседа в квартиру Святейшего поднимается пыль, которая через суд превращается в большие деньги, которые дают понять, что все в этой жизни пыль.

     Враги церкви, правда, обступают патриарха, и в храме и дома, не дают спокойно жить и работать.   

     Когда я сказал одному православному фанатику профессору МГУ прихожанину храма Христа Спасителя, что девчонки его храм не осквернили и не собирались этого делать, что храм осквернен до них иерархами церкви, с ним началась истерика:
     "Эти молодые дамы осквернили не храм, они символически осквернили все наши души, всю нашу веру. Они изуродовали, оплевали, испоганили самое святое, что у нас есть. Они нас попросту обокрали, - продолжал православный профессор – После того, что они сделали, я уже не могу приходить в храм, как раньше, мне будет нехорошо еще много лет. Лучше бы они, как большевики взорвали храм Христа Спасителя, чем сделали такое на амвоне. Мне просто перестало хотеться приходить в церковь. Они лишили меня и не только меня, самого святого: веры!" После чего у него изо рта пошла мистическая пена, и он потерял сознание; а на следующий день с амвонов всех церквей России было зачитано послание Высшего церковного Совета к верующим.

     Девчонки продолжают сидеть в тюрьме, никакой реальной реакции со стороны общества нет. Поэтому протоиерей Смирнов совсем потерял страх и продолжил тестировать общество на темноту, на пребывание в глубоком социальном гипнозе, параличе. Он официально предложил эффективный способ борьбы с врагами ценностей "православной семьи": их фамилии, личные данные, адреса, телефоны должны быть "вывешены повсюду", и тогда сторонники семейных ценностей смогут разобраться с ними по-свойски. И вот, на днях в храме Христа Спасителя Высший Церковный Совет объявил врагам православной веры войну.

     На «Pussy Riot» набросились все. Даже те, кто по статусу цивилизованного интеллигентного человека говорили дежурные слова, что в тюрьме девчонки сидеть не должны, - не воздержались, чтобы не бросить свой камень. Тоже побросали в девчонок камни, мол, нельзя протестовать в храме, нельзя совершать атаки на фундаментальные понятия, нельзя плевать людям в душу.

     Лично я не вижу принципиальной разницы между этими интеллигентными людьми и простыми православными путиноидами. Разница только в том, что одни могут себя цивилизованно вести, другие нет. Жадные до эмоций православные люди хотят, чтобы девчонкам публично обрезали крылья, они хотят это видеть, как их таскают за волосы. Цивилизованные люди говорят, что строго наказывать не стоит. Только и всего. Но тоже признают за девчонками вину.

     Удивительно, что так себя ведут люди, которые выступают на оппозиционном радио, выступают на телевидении, говорят, в свое удовольствие, какой ужасный путинский режим. И даже не подумают, что они это говорят, ничем не рискуя, согласно своей законной отведенной для них роли, которую они хорошо играют. Потому их и приглашают на радио, на телевидение. Девчонки сказали о том же, но без приглашения, сами, с амвона в храме – и стали ритуальной жертвой. Сели в тюрьму. Потому что они это сказали не в роли, они это сказали сами.

     Они нашли для своих слов такое место, где у них не будет защиты. Ни моральной, ни политической, ни мужской, никакой защиты не будет. Камни полетели со всех сторон, и со стороны мракобесной толпы и со стороны цивилизованной толпы.

      История вокруг «Pussy Riot» показала, насколько далеки от своего внешнего цивилизованного облика либеральные интеллектуалы; каждый их них ведет свою игру. Выделяясь на фоне православных и магометанских путиноидов, на фоне этой евразийской орды, мало кто из наших интеллектуалов западников, на самом деле образован и честен. Поэтому за редкими дежурными высказываниями в защиту «Pussy Riot», тут же следует инстинктивное нападение на них.

     Такие люди оказались на стороне противников путинского режима только в силу игры, распределения ролей в спектакле. Каждый из них говорит то, чего от него требует его роль.

     Любой востребованный интеллектуал, добившийся видной роли противника путинской власти, своими высказываниями против Путина, против мракобесия церкви, только отмечается, что он цивилизованный человек, он метит территорию западной цивилизации, как метят территорию животные, в данном случае, он метит территорию в эфире, в массовом сознании.

     У каждого представителя политической оппозиции своя большая игра, по крупному. Свои интересы в этой игре. Потому ли все эти люди такие важные и недоступные. Ни с кем из них невозможно связаться и обсудить, как действовать сообща, чтобы всем вместе помочь девчонкам.

     Явление «Pussy Riot» - это история не по зубам нашим интеллектуалам. На фоне «Pussy Riot» они сами представляют собой не серую, но пеструю массу «фамусовского общества».

     Русские западники под кожей – те же путиноиды; корят девчонок за непочтительное отношение к святыням, называют их юродский подвиг, их акцию протеста хулиганством и стремлением к славе.

     Рок-музыкант Борис Гребенщиков совсем потерял голову и стыд. Заявил в своем интервью, что девчонки хотели славы и ничего больше. Самое печальное зрелище представляют собой не такие откровенные православные фашисты, как протоирей Смирнов, а такие важные утонченные козлы, как Гребенщиков.

     Когда воротилы современного искусства говорят, что девчонки не должны были выходить из музейного пространства и заходить в сакральное пространство храма – они говорят это, как невежды и торговцы.   

     «Pussy Riot» не могли вторгнуться в сакральное пространство храма, потому что они оттуда и пришли, из церковной христианской Традиции.

     На фиг им музейное пространство! Из храма они идут на улицы. Где они – там музей. И храм. Они свободные люди, золото христианской Традиции. Без таких людей как они христианская церковь давно бы превратилась в средневековый концлагерь. Если священнослужители и их паства лишаются такого зеркала, как «хулиганские» атаки юродивых, они не замечают, как уходят в прелесть, доходят до нарциссизма, фанатизма.

     Поэтому за словами крестных отцов современного искусства, - что девчонки принадлежат музейному пространству и нечего им делать в храме, - стоит только одно: ревность и желание прибрать «Pussy Riot» к рукам, запереть их в музейном пространстве современного искусства, символически присвоить их юродский подвиг себе, заработать на них.

     Умничает и любуется собой Радзиховский. Чувство важности не позволяет ему воздержаться от суждения на тему, в которой он ничего не понимает.

     Можно не знать в чем заключается и как влияет на людей и церковь традиция уличного и церковного юродства. Но зачем камень бросать, зачем выносить свое высокомерное суждение, судить, если предмет, о котором идем речь тебе не по зубам?

     Неужели так трудно повести себя, как простой человек. Если ты просто человек, без информации, но и без черемухи в голове, без иллюзий на свой счет, ты не станешь выносить поспешного суждения, ты скажешь только то, что тебе говорят твои глаза: что девчонки в цветных веселых масках пели и танцевали минуту в пустом храме. Никому ничего плохого не сделали. Сказали сильным мира сего, что они о них думают, что они их не боятся. И ушли, сели в тюрьму.

     Если ты человек, а не свинья, такая как Радзиховский, ты не позволишь себе такого высокомерного пренебрежительного суждения в адрес девчонок, севших в тюрьму за песню.

     Можно не понимать великого значения того, что сделали эти девчонки, они сами этого не понимают. Но почему нельзя воздержаться и не лить воду на мельницу мракобесия, на мельницу интеллектуального фашизма. Если ты человек.   

     Людям с амбициями, интеллектуалам, деятелям искусства, культуры, политики, журналистики очень трудно быть скромными, очень трудно оставаться просто людьми и не бросать свои интеллектуальные камни в предложенную жертву, в девчонок.

     Чего эти люди не знают и не хотят знать – что их религиозные чувства, их прогрессивные убеждения, их интеллектуальные амбиции, их профессиональные достижения – это всего лишь индульгенция, плата за тайное наслаждение собственной глупостью и насилием.

     Если темных людей на девчонок натравили церковники и кремлевские тележурналисты, то эти образованные люди не могут сдержаться и не напасть в силу своего образования. Они не могут оставить акцию девчонок и свою голову без оценки. Им нужно вынести свой вердикт. Им наплевать, что они не компетентны и не проницательны в данном вопросе. Они не хотят учиться, они хотят только учить, они ничтожества, они страшнее путиноидов, страшнее иерархов церкви, страшнее православных чекистов. Намного неприятнее таких откровенных негодяев, как писатель Проханов.

     Ни левые, ни правые интеллектуалы не владеют информацией, чтобы судить о том, что сделали эти девчонки. Ни они, ни священнослужители ничего или почти ничего не знают о Традиции и технике юродства, без которого нет христианства, нет религии; любая традиционная религия без атак со стороны юродивых, без их кривых зеркал, погружается в сонное и темное царство нарциссизма. Я это уже говорил.

     Свое суждение о «Pussy Riot» видный участник политической оппозиции писатель Шаргунов начал, как положено интеллигентному человеку:
     "Девчонки сидеть в тюрьме не должны. Но! Они тоже хороши! Нельзя плевать в душу верующим людям!" – сказал он, я сразу плюнул ему в лицо, в телевизор.

     Но самое интересное ждало меня впереди. Шаргунов договорился до того, что «Pussy Riot» - это кремлевский проект, цель которого дискредитировать оппозицию.

     Паранойя наслаждается его важностью, глупостью и темнотой. И таких людей, кто так думает, в политической оппозиции большинство. И шансов понять, что это болезнь и что это за болезнь ни у кого из них нет.

     Пока интеллигентные люди говорят, что девчонки не правы, но в тюрьме они сидеть не должны, девчонки сидят в тюрьме.

     Похоже, что в этой стране на самом деле не осталось мужчин.


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded  

  • 85 comments