Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

ЯРМОНКА продолжение

Сцена четвертая.

 

Прихожая дома губернатора. На пороге жандармский офицер. Перед ним губернатор – 50-летний господин, честно дослужившийся до генеральского чина. В облике его за внешней суровостью явственно читается простодушие и незлобие. Голова губернатора украшена седыми бакенбардами и начинающейся плешью. За ворот заложена салфетка, указывающая на неоконченный семейный обед...

Губернатор (с тихим бешенством): …Я очень, рассчитываю, офицер, - очень! - что вы изыщете доступное человеческому уму объяснение сему неслыханному проникновению. В обеденный час! В мирный дом губернатора вашего! Война с турками меня устроит. Ну-с. Нас атаковали янычары?

Офицер: Виноват.

Губернатор: Отчего ж? Коли атаковали, напротив - отличился.

Первая спышка гнева миновала. Губернатор смотрит на офицера с насмешливым интересом.

Офицер: Ваше высокопревосходительство! Нами взят под стражу человек. (понижая голос) Думали: шпиён. А он - государев крестник.

Губенатор (иронично): Хорошо хоть не сам государь. Давай ка, сынок всё в подробностях.

Офицер: Караульный взвод соблюдал порядок на ярмонке. Глядь - толпа. Рассредоточились по периметру. Рассеяли прикладами. Там человек - рукав разодран, кровь в угле рта. Особо ретивых придержали. Доносят: смуту производил, корил санитарными нормами. В виду холеры. Вопиющее, говорит, несоответствие. Ярмонку, мол, отменить надо, торговцев и товары - под арест. Те возбудились - удавить, думали, смутьяна по-тихому. Да замешкались, а тут мы...

Губернатор: Допросили в арестантской? (нетерпеливо) Ну давай, не томи! Что за мякоть у сего фрукта?

Офицер (мнется): Так это... ваше высокопреосходительство... (понижая голос) затронуты имена августейших особ... Дерзну ли я...

Отступает к двери.

Он самолично тут. В преддверии. Если будет угодно...

Губернатор: Ладно. Тащи смутьяна.

Срывает салфетку и небрежно бросает ее на столик.

(в сторону, с досадой) Пропал обед.

В прихожую вводят Криспина. На нем прежнее платье и описанные офицером следы избиения. Несмотря на вооруженный караул, Криспин ведет себя на удивление свободно. Если не сказать: развязно.

Губернатор (Криспину, строго): Кто таков? Откуда прибыл? Кем наущен? Ну! Отвечай! Как на духу. Без утайки.

Криспин как будто не слышит губернаторский рык. С видом музейного посетителя он разглядывает обстановку. Берет какие-то предметы со столика. Караульные рефлекторно кидаются воспрепятствовать, но в последний момент замирают и не решаются.

Криспин (добродушно): Ну что ж, таким я себе и воображал жилище наместника одной из провинций незабвенного отечества моего.

Подбегает к стене с изразцами.

(восторженно) Ба! Да ведь это - печь. Верно?

Разглядывает изразцы, как диковину.

Нельзя ли взглянуть на жерло - куда помещают древесные части для последующего их горения?

Губернатор (офицеру, вполголоса, язвительно): Хорош "царёв крестник"! (караульным) Нутко, ребята. Вяжите его шарфами - и в лазарет.

Криспин (спохватившись): Вы, сударь, верно, приняли меня за помешанного.

Смеется.

Откуда, мол, такая ажиотация при виде столь естественного в здешних климатических условиях предмета?

Подходит к губернатору вплотную и пристально смотрит в глаза.

(требовательно) Ведь так?

Обескураженный губернатор неопределенно пожимает плечами и робко кивает. Криспин ему весело подмигивает, плюхается на диван и закидывает ногу на ногу.

Не вы первый, Аркадий Львович - так, кажется? - не вы первый...

Замечает салфетку на столике.

Трапезничали, да? А тут мы... (караульным, с упреком) Нехорошо, бойцы! Не война чай, чтобы вот так вторгаться. В обеденный час.

Встает.

(губернатору) Прошу о снисхождении, Аркадий Львович, к молодцам. Из одной токмо ревностности...

Откланивается и идет к двери.

(караульным, на ходу, иронично) Ну, пошли что ли, пластуны.

Обнимает караульных за плечи.

(назидательно) Это ж, братцы, начальник ваш! Тут деликатность - первое дело! А то валились, как матросы в тавэрну - с ружьями, в сапогах...

Губернатор (опомнившись): Отставить!

Криспин оборачивается.

Криспин: Прикажете задержаться? (восторженно) Узнаю великодушие вельможи вновь обретенной родины моей!

Криспин идет к дивану.

(караульным, через плечо) Идите, идите. Сокройтесь с глаз. И молитесь. О прощении...

Берет губернатора под руку.

(жалуется) Соскучилось сердце мое, Аркадий Львович! Столько в нем смуты! Столько неизлитого! Столько невысказанного!..

Офицер (перебивает): А я?

Криспин (не глядя): И ты иди, командир. Неси службу. Бди и салютуй.

Жестом предлагает губернатору присесть на диван. Сам садится первым. Офицер и караульные выскальзывают за дверь.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments