Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

МОГОЛЬ

 
как я и предполагал, многие читатели убеждены в том, что Гоголь в моей ЯРМОНКЕ - это карикатура
не буду тратить время на долгие объяснения, просто выложу сюда несколько фрагментов книги Юрия Дружникова "С Пушкиным на дружеской ноге"
по-моему, это единственное исследование в котором автор, отказывается верить Гоголю на слово и дотошно проверяет достоверность каждого его утверждения
картина получается маслом!

начнем с первой сцены первого акта:

"Тотчас по приезде в Петербург, -- записывает Анненков со слов самого Николая Васильевича, -- Гоголь, движимый потребностью видеть поэта, который занимал все его воображение еще на школьной скамье, прямо из дома отправился к нему. Чем ближе подходил он к квартире Пушкина, тем более овладевала им робость и, наконец, у самых дверей квартиры развилась до того, что он убежал в кондитерскую и потребовал там рюмку ликера... Подкрепленный им, он снова возвратился на приступ, смело позвонил и на вопрос свой: "Дома ли хозяин?", услыхал ответ слуги: "Почивают!" Было уже поздно на дворе. Гоголь с великим участием спросил: "Верно, всю ночь работал?" - "Как же, работал, -- отвечал слуга. - В картишки играл"". Гоголь признавался, что это был первый удар, нанесенный его гимназическому идеализму. Он не представлял себе Пушкина до тех пор, иначе как окруженного постоянно облаком вдохновения"...

 

а вот как Гоголь без мыла пытался проникнуть в пушкинский круг:

…Прочитав публикацию Жуковского, Гоголь пишет ему в сентябре 1831 года: начало сказки "чуть не свело меня с ума". В этом же письме он называет Пушкина "ангел святой", а себя "верным богомольцем" обоих поэтов. Если существует понятие "восточная лесть", то льстит Гоголь безо всякого смущения именно в восточном стиле.
Пушкин и Гоголь впервые увиделись в 1831-м и расстались в 1836-м. После 1834-го Пушкин на письма Гоголя не отвечал. Согласно противоречивым воспоминаниям, Гоголь, чтобы выйти на Пушкина, знакомится с добряком Дельвигом, принеся в "Литературную газету" хвалебный отзыв на Пушкина. Через Дельвига он представлен Жуковскому, а Жуковским -- издателю Петру Плетневу. Плетнев находит нуждающемуся в деньгах Гоголю частные уроки и -- посылает Пушкину первую гоголевскую прозу... Пушкин отвечает Плетневу только после второго напоминания, спустя почти два месяца и весьма равнодушно. Между критикой Деларю и просьбой снять для него дачу подешевле, Пушкин замечает: "О Гоголе не скажу тебе ничего, потому что доселе его не читал за недосугом"...
...
…В сороковых годах Плетнев, который свел Гоголя с Пушкиным, возмущенно писал Гоголю: "Но что такое ты? Как человек существо скрытное, эгоистическое, надменное и всем жертвующее для славы. Как друг что ты такое? И могут ли быть у тебя друзья?"…


...Ходячая цитата: "С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: "Ну, что, брат Пушкин?"". Это Хлестаков, но автобиографично. Гоголь в письме Жуковскому от 22 февраля 1847 года сам назвал себя Хлестаковым. Кстати, одну деталь отметил А.Долинин: "Хлопанье по плечу Пушкина вставлено в текст комедии уже после смерти Пушкина". Гоголь вполне отдавал себе отчет в своей хлестаковщине. "Я стал наделять своих героев сверх их собственных гадостей, моей собственной дрянью", -- это он сам позже исповедовался...


а вот феерическая спецоперация "Пишите письма Пушкину":

Он пишет матери: "Письма адресуйте ко мне на имя Пушкина, в Царское Село, так: Его Высокоблагородию Александру Сергеевичу Пушкину. А вас прошу отдать Н.В.Гоголю". В следующем письме Гоголь напоминает: "Помните ли вы адрес? на имя Пушкина, в Царское Село". Для родственников Гоголя в провинции это сенсация. Задуман трюк с почтой лихо. Но назвать подобную проделку бестактностью -- значит сказать весьма мягко. Пушкин возмутился. Гоголю пришлось изворачиваться, извиняться, лгать. "Приношу повинную голову... Здесь я узнал большую глупость моего корреспондента... (хотя придумал этот ход конем сам. -- Ю.Д.) Может быть, и ругнете меня лихим словом, но где гнев, там и милость"...

А здесь про "бурную" переписку "двух гениев":

…Пушкин ответил на два длинных письма Гоголя. Гоголь ехал в Петербург, и Пушкин поручил ему передать издателю Плетневу письмо и рукопись "Повестей Белкина". Взять сверток Гоголь по рассеянности позабыл, извинялся в письме и просил передать сверток с Васильчиковой, что и было сделано. Сообщив о выполнении поручения, Гоголь подробно рассказывает о восторге, с которым в типографии читали его собственную книгу наборщики, что, заметим, мало похоже на правду. Гоголь, "скорей всего, это приукрасил", -- считает В.Набоков. Затем Гоголь ругает врагов Пушкина, доказывая, что он, единомышленник, всецело разделяет его взгляды, что враги Пушкина -- его враги, что он свой, или, как он сам себя подписывает в письмах Пушкину, "вечно ваш Гоголь". Пушкин, отвечая, обращается к Гоголю: "Любезный Николай Васильевич" и на "вы". Известно, что у Пушкина большой набор приветствий к друзьям ("Милый мой", "Друг мой", "Бесценный друг" и т.п.). Обращение к молодому человеку старшего "Любезный Николай Васильевич" подчеркивает дистанцию. Пушкин благодарит за письмо и доставку посылки. Он иронически относится к гоголевскому "проекту ученой критики" ("Вы слишком ленивы, чтобы привести его в действие") и поздравляет "с фырканьем наборщиков". Пушкин поправляет Гоголя, что его жену зовут не Надежда Николаевна, а Наталья Николаевна. Последнее говорит больше о степени близости двух писателей, чем все уверения Гоголя и гоголеведов...

остальные (других не существует) личные письма Пушкина Гоголю я просто процитирую (без контекста):
1. "Вы правы - я постараюсь. До свидания".
2. "Я совершенно с вами согласен. Пойду сегодня же назидать Уварова и кстати о смерти "Телеграфа" поговорю и о Вашей. От сего незаметным и искусным образом перейду к бессмертию, его ожидающему. Авось уладим".
3. "Прочел с большим удовольствием, кажется, все может быть пропущено. Секуцию жаль выпустить: она, мне кажется, необходима для полного эффекта вечерней мазурки. Авось Бог вынесет".

ВСЁ! больше ни строчки!

После 1834-го Пушкин на письма Гоголя не отвечал. Итак, фактически Пушкин написал Гоголю не четыре письма, как утверждается, а четыре записки. Сжигая перед смертью свой архив, Гоголь отложил и оставил эти записки Пушкина.
У Гоголя к Пушкину не девять писем, а четыре. Остальные пять - тоже записки в несколько строк с просьбами и жалобами…


а вот обоснованные подозрения в воровстве и откровенный циничный подлог:

…В мемуарах Анненкова утверждается, что Гоголь самовольно воспользовался рассказанным ему Пушкиным замыслом: "Известно, что Гоголь взял у Пушкина мысль "Ревизора" и "Мертвых душ", но менее известно, что Пушкин не совсем охотно уступил ему свое достояние. Однако ж в кругу своих домашних Пушкин говорил смеясь: "С этим малороссом надо быть осторожнее: он обдирает меня так, что и кричать нельзя"". Последнее Анненков написал, возможно, со слов Натальи Николаевны…

…Устраивая новую комедию в театр, Гоголь нигде в письмах не отмечает, что Пушкин подарил ему сюжет,  хотя это могло помочь успеху пьесы, а ведь Гоголь навязчиво использовал имя Пушкина. Пушкин поминает "Ревизора" в письме к жене, но и там нет ни намека на его собственный вклад. Панаев позже писал, что Пушкин во время чтения комедии у Жуковского "катался от смеха", но эта типичная гоголевская гипербола перекочевала в воспоминания Панаева из воспоминаний Гоголя.
Таким образом, легенда о подарке Пушкиным двух сюжетов сочинена самим Гоголем…
...
…В 35-м Гоголь написал Пушкину: "Мне хочется в этом романе показать хотя с одного  боку всю Русь". Теперь, спустя  12 лет, эта мысль перекочевала в уста Пушкина. Оказывается, Пушкин ему советовал "изъездить  вместе с героем всю Россию". Про впечатления  Пушкина от чтения  "Мертвых душ" ("Боже, как грустна наша Россия!" - воскликнул якобы Пушкин) мы также знаем только от Гоголя. Набоков по этому поводу резонно замечает: "тоже, кажется, придумано Гоголем"…

таких милых "перекочевок" - вагон и маленькая тележка
ровно на них строится все современное гоголеведение
"Гоголь сказал - значит так и было"...

теперь немножко чисто литературных моментов:

…Поздний Пушкин относился к  Гоголю более критически. Говоря о "Вечерах на хуторе близ Диканьки" в "Современнике" за 1836 год, он отмечал  живую манеру письма Гоголя и - "неровность и неправильность его слога, бессвязность и неправдоподобие некоторых рассказов". "Невинные, на взгляд, вкусовые различия, - отмечает А.Синявский, - имели далеко идущие последствия и свидетельствовали в конечном счете о пропасти, отделявшей Гоголя от Пушкина"…
...…Крайнее неприятие Гоголя вообще, а не только дружбы с ним Пушкина, можно найти у части литературоведов в  эмиграции. "Не успел Пушкин умереть, как Россия изменила ему и последовала за Гоголем, - писал А.Позов. – Это был рецидив русской не-культуры, "непросвещение"". В.Ильин говорил, что свет России отражается в Пушкине, а мрак концентрируется в Гоголе.

а вот Гоголь-критик:

…Пушкин предложил Гоголю заняться критикой… Перечитаем статью Гоголя "Борис Годунов, поэма Пушкина", которую молодой автор писал, ища сближения: "
Будто прикованный, уничтожив окружающее, не  слыша, не внимая, не помня ничего, пожираю я твои страницы, дивный поэт!.. Великий! Над сим вечным творением твоим клянусь!"...

для своей пьесы я взял отрывки из другой статьи Гоголя "Несколько слов об А.С.Пушкине" (у меня Пушкин читает вслух не пародию, а реального 100-процентно аутентичного Гоголя, если кто не заметил)
эту статью очень любят гоголеведы - утверждают что своими "птичками" и "миртами" тот глубоко проник во внутренний мир поэта
"пожирание" же "творения" и прочие "клятвы" (как в процитированной статье) – это для меня, простите, перебор
слишком пошло, слишком карикатурно, слишком истерично
пришлось нарочно искать что-нибудь полегче, чтобы сохранить Гоголю хотя бы видимость человеческого облика
котого у него, на самом деле, не было

вернемся к Дружникову:

…6 июня 1836 года Гоголь выехал за границу. Набоков замечает: "Говорилось, что накануне его отъезда Пушкин, которого  он больше не видел, посетил его и провел  всю ночь, просматривая его рукописи и читая начало "Мертвых душ"...Картина приятная, пожалуй, слишком приятная, чтобы быть реальной". Добавим: разумеется, опять байка, подкинутая публике Гоголем.
Из-за границы Гоголь не написал Пушкину ни строки, а Жуковскому пожаловался: "Даже с Пушкиным я не мог проститься; впрочем, он в этом виноват". Отсюда следует, что Гоголь, может быть, предпринял попытку увидеться, но Пушкин от встречи отказался. А ведь он любил прощаться и провожать уезжавших за границу…

В гении Гоголя, как известно, сосватал Белинский, к которому, к слову сказать Пушкин относился сочувственно, и отстаивал его право на "неистовстовство" в спорах с друзьями (у меня в пьесе это отражено):

...У истоков мифа об этой дружбе стоял Белинский, строивший схему развития литературы и поместивший Гоголя сперва "вместе с Пушкиным  во главе русской литературы". Затем Белинский посчитал прозу Пушкина слабой, а творчество Пушкина закончившимся в начале тридцатых годов и создал альтернативу в качестве Гоголя. Пушкин еще здравствовал, а Белинский уже заявил, что "в настоящее время он (Гоголь. - Ю.Д.) является главою литературы, главою поэтов; он становится на место, оставленное Пушкиным". И  еще - "...мы в Гоголе видим более важное значение для русского общества, чем в Пушкине: ибо Гоголь более поэт социальный, следовательно, более поэт в духе времени...".
Педалирование полезности сделалось важным для марксистской критики: Гоголь "разоблачал", как бы усиливая более нейтральную позицию Пушкина.
Чернышевский преувеличивал политическое значение Гоголя как критика самодержавия. Для него сатирик Гоголь был важнее лирика Пушкина. Повторяя и еще упрощая его, Ленин писал, что новая литература "пропитана сплошь... идеями  Белинского и Гоголя". В  советском литературоведении шло укрупнение роли Гоголя  как  основоположника натуральной школы; дружба его с Пушкиным, сделанным полудекабристом, становилась важным фактором подгонки русской политической истории под большевиков...

вот из этой богато унавоженной почвы и вырос "гоголевски миф", жервами которого все мы являемся
(на этом фоне "пушкинский бум" середины века - это, повторяю, "инъекция стволовыми клетками")

а вот как врал сам Гоголь:

…Когда Пушкин уже не мог написать опровержение, собственная роль в пушкинском  "Современнике" стала видеться Гоголю совсем в ином свете. Оказывается, не Пушкин предоставил Гоголю возможность напечататься в своем журнале, а он, Гоголь "умолил" Пушкина издавать "Современник". Больше того, как стало казаться теперь Гоголю, он был более даровитым журналистом, чем Пушкин: "В статьях моих он находил много того, что может сообщить журнальную живость изданию, какой он в себе не признавал"… Практически Гоголь задвинул Пушкина в историю литературы, чтобы освободить место на пьедестале для себя.

Гоголь был не только талантливый прозаик, но и блистательный фантазер. Вяземский писал Александру Тургеневу: "Гоголь от избытка веселости часто завирается...". В письмах он сообщает, что пишет "Историю Малороссии" в шести томах, всеобщую историю и географию "Земля и люди"в трех или двух томах, "Историю средних веков" в восьми томах, то есть всего шестнадцать или семнадцать томов. А писал он в это время "Тараса Бульбу"…

…Он рассказывал о своих интимных связях с женщинами, с которыми у него ничего не было. Так же он постоянно надувал фантазией и свою дружбу с Пушкиным…

…В приступе мечтательности Гоголь сам оговаривается в письме к Жуковскому, что дружба с Пушкиным приснилась ему во сне: "О Пушкин,  Пушкин! Какой прекрасный сон удалось мне видеть в жизни, и как печально было мое пробуждение!"…

а теперь немного гомосятины:

...Одно обстоятельство начисто игнорировалось в российских исследованиях на обсуждаемую нами тему. Может быть, его имел в виду Вересаев, когда писал: "Пушкин держался по отношению к Гоголю отдаленно". Между тем, проблема эта весьма тщательно изучена на Западе. Гоголь с юности одевался, изобретая странные наряды. Носил длинные волосы, взбивал кок, подчеркивал талию и подкладывал искусственные плечи. "Пушкин: легкомысленный, офранцуженный картежник, - жестко пишет славист Джон Бейли. - Гоголь: извращенец, гомосексуалист, поистине хам".
О гомосексуальных склонностях Гоголя, а также о его биографии и творчестве имеются серьезные работы фрейдистов. Отметим лишь, что Пушкин иронически, а то и неприязненно или издевательски относился к гомосексуалистам (например, известно его отношение к Филиппу Вигелю, не говоря уж о бароне Геккерене). Не проявлялось ли такое же отношение к Гоголю? Наивно сводить всю сложность человеческих отношений к одной причине, но было бы ошибкой ее игнорировать…

и вот на сцену выходит великолепный Яким!

…воспоминания близкого Гоголю Данилевского донесли до нас рассказ Якима, слуги Гоголя. "Они (т.е. Пушкин. - Ю.Д.) так любили барина. Бывало, снег, дождь, слякоть, а они в своей шинельке бегут сюда. (Получается, и Пушкин, и Акакий Акакиевич демократически бегали в одинаковых шинельках. -- Ю.Д.). По целым ночам у барина просиживали, слушая, как наш-то читал им свои сочинения, либо читал ему свои стихи". По словам Якима, Пушкин, заходя к Гоголю и не заставая его, с досадою рылся в его бумагах, горя нетерпением узнать, что тот написал нового. Он с любовью следил за развитием Гоголя и все твердил ему "пишите,  пишите, а от его повестей хохотал, и уходил от Гоголя всегда веселый и в духе".
Неграмотный этот слуга, того не ведая, заложил фундамент советского подхода к Гоголю. Яким, по-видимому, был больше, чем камердинер. Гоголь, осердясь, грозил побить его, но Яким, что невероятно, грубил хозяину, а Гоголь нежно заботился о нем и даже обеспечил его будущность…

как видите, выступление Якима в моей пьесе – это почти ЦИТАТА
я лишь самую малость его подсолил, чтобы интереснее читалось...

вообще, копание в гоголевском говне – занятие неприятное
громадное спасибо Дружникову, который во многом взял этот труд на себя

поделюсь только одной личной находкой (у Дружникова этого нет):
фрагмент одесского дневника Екатерины Александровны Хитрово:
…Однажды при разговоре о пожаре Гоголь сказал: «Пушкин всегда ездил на пожары и любил смотреть, как кошки ходят по раскаленной крыше. Пушкин говорил, что ничего нет смешнее этого вида». При этом Гоголь добавил: «В самом деле, жалко бедных!»…

по-моему, дальше ехать некуда
или есть?
..............................................................................

я прочитал по этой теме гораздо больше того, что здесь процитировал
впечатление какого-то кромешного ада и израиля…

скажите, вы по-прежнему считаете, что в ЯРМОНКЕ я нарисовал карикатуру?
а может быть это ПОРТРЕТ
реалистический
даже гуманный, щадящий
нарисованный с неумолимой натуры – с ФАКТОВ (от которых я старался не отступать)?
причем, то как я с ними работал, было продиктовано исключительно художественными задачами, которые я перед собой ставил, а вовсе не желанием оттоптаться на подлеце
сам по себе он мне, вообще, неинтересен
мне интересен прекрасный мир Пушкина, в который Гоголь сунул свое нечистое мурло
причем сунул его так, что просто проигнорировать его уже невозможно

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →