Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

Эпилог

ИТК №***. Кабинет начальника колонии. Напротив Завгороднего сидит Кураев. Неторопливая беседа за чаем. И коньяком.
Завгородний (увлеченно): …Уж Вы мне поверьте, тут нужны специальные люди! С опытом. С отработанными приемами. Конвойная косточка!
Кураев (хмуро): Это меня не касается. Мне разъяснительная работа поручена, вот я и…
Завгородний (оживлённо): Так это… Собрать контингент в актовый? Как тогда…
Кураев поперхнулся чаем. Кашляет. Говорит изменившимся сиплым голосом.
Кураев: Ни в коем случае!.. Я вашей специфики не знаю… И знать не хочу!
Завгородний (одобрительно): Правильно! Вы, главное, нас – опытных работников - заинтересуйте. А уж мы найдем адекватные пути, чтобы донести в доступной для их понимания форме, так сказать, основные тезисы…
Отхлёбывает чай.
А то ведь знаете, как бывает? Тот же Валерка…
Кураев (неохотно): Как батюшка поживает?
Завгородний неопределенно пожимает плечами и хлопает рюмашку коньяку.
Завгородний: Да, в общем, уже никак… не поживает…
Кураев (торопливо): Ладно. Меня это не касается.
В кабинет вваливается запыхавшийся Пилипенко. Подсаживается за стол, наливает себе заварки и выпивает залпом.
Завгородний (нетерпеливо): Определил?
Пилипенко молча кивает.
Пилипенко (криво усмехаясь): Так сказать, в родные пенаты.
Поворачивается к Кураеву. Говорит с насмешливой улыбкой и украинским акцентом.
Вы его в жопу засовывали, чи шо?
Поворачивается к Завгороднему.
(поясняет) Вин покоцанный весь. И хромае.
Завгородний (недовольно): Ты это… Иди на пищеблок. Проконтролируй…
Пилипенко неохотно встаёт и идёт к двери.
Завгородний (Кураеву, успокаивает): Ничего. У нас тут не конкурс красоты. Скорее наоборот…
Свет гаснет.
В другом углу сцены в пятне света появляется стол с лавками. Вокруг него ровные ряды двухэтажных нар. За столом сидят насупленные зеки и пьют чифирь. Во главе стола авторитетный зек, который в первом акте спрашивал Кураева про Иуду. Там же зеки, которые в первом акте обсуждали кураевскую лексику и экстерьер. Перед столом стоит пожилой, коротко стриженный человек в робе с вещмешком. На его покрытом шрамами лице гримаса крайнего удивления и испуга. Некоторое время присутствующие молча его разглядывают. Первым начинает говорить степенный зек, сидящий рядом с авторитетом.
Зек №2 (осторожно): Это на нашей больничке такое рисуют?
Другой зек, сидевший на краю, подскакивает к пришельцу, чтобы лучше оценить его состояние. Обходит вокруг. Заходит за спину.
Зек№1 (присвистнув): Франкенштейн разбушевался. Вторая серия.
Зеки зашушукались между собой. Слышны реплики: «Стопудово конвой топтал», «Белый как дед мороз на ёлке», «Побелеешь тут!»
Звучит резкий хлопок. Это авторитетный зек, не участвовавший в обсуждении, ударил ладонью по столу. Воцарилась гробовая тишина. Авторитетный зек, как ни в чем не бывало, вдумчиво отпил чифирь, медленно поднял глаза и уставился на пришельца тяжелым, ничего не выражающим взглядом.
Авторитет (веско): Вскрывайся, Тропарь: что да как. Люди интересуются.
Пришелец (мучительно подбирая слова): Давайте не будем нервничать… Я, конечно, понимаю всю… ммм… скажем так, фантастичность сложившейся ситуации… Ноооо… в ваших интересах создать, так сказать, условия…
Зек №2 (мрачно): Туши свет, неси ведро. Протекла у Тропаря крыша.
Авторитет еле заметно подмигивает зеку, стоящему у пришельца за спиной. Тот понимающе кивает.
Зек №1 (вкрадчиво): А то весло… от кума… на больничке…
Пришелец не обращает внимания на реплики зеков и упорно гнёт свою линию.
Пришелец (взволновано): …Вы поймите! Это – (с нажимом) трагическое недоразумение. Которое, я надеюсь, мы сможем… совместными, так сказать, усилиями…
Зек №1 (ошарашено): Опачки.
Отшатывается от него как от прокаженного. Остальные зеки замирают с открытыми ртами.
Немая сцена. 
Зек №2 (цитирует, с горечью): «Трагическое недоразумение».
Авторитет поворачивается к синему от наколок угрюмому зеку с металлическими зубами
Авторитет (устало): Определишь в соответствии…
Тот молча кивает и медленно поднимается со своего места. Зеки одобрительно шушукаются. Авторитет недовольно хмурится и хлопает ладонью по столу.
(жестко) Только не оголтевАть!
Гробовая тишина.
(заканчивает, веско) Это у них всё по беспределу. У нас – по закону.
Занавес.
КОНЕЦ.
                                                             Сентябрь-октябрь 2011 года
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments