Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

как я с антихристом чаи гонял (мемуар)

 
Было это в июле 2005 года. В те годы я приятельствовал с отмороженным либералом-фундаменталистом, вылупившимся из немцовского яйца - Алексеем Чадаевым. Он уже начал делать карьеру в АП (в частности, засел за фундаментальный труд "ПУТИН. ЕГО ИДЕОЛОГИЯ"), а потому "Русский журнал", в котором он числился завотделом политики, остался бесхозным. Чадаев предложил мне его подменить - я с радостью согласился (начал писать в РЖ еще в "золотые времена" Михаила Ремизова) и где-то полгода отделом РЖ политики благополучно рулил. По этой причине мне как-то странно выслушивать глубокомысленные поучения от тех, кто занимал(ет) то же кресло после меня (сейчас). Ребята, вы сначала верните РЖ тот уровень, который у него был в моё время, а потом воздевайте перст. Ок?

Время, кстати, было интересное - разгар молодёжного протеста (Яшин, Кашин, Кариша и пр.), возникновение "нашизма" и начало откровенных зверств в отношении НБП. Пришел я в РЖ в конце 2004 года, а к лету 2005-го я уже мучительно избавлялся от былой путинофилии, писал жёсткие антипутинские тексты, публиковал их на АПНе (на "моём" сайте это было уже невозможно) и собирался из РЖ уходить... По-моему, я один такой был. Бежать тогда было принято не в моём, а в "чадаевском" направлении (кто помнит - подтвердят).

Так вот, в июле 2005-го я опубликовал в АПНе статью "Церковная революция: Как одолеть Кремлёвского Мамая", которая была адресована руководству РПЦ. Начаналась статья с довольно лестной для РПЦ оценки ее "исторической роли", далее следовал призыв использовать свои возможности для того, чтобы защитить народ от проклятой путинщины. Мол, у РПЦ есть "исторический шанс". И всё такое.

К тому моменту я давно уже не считал РПЦ святым местом. Те, кто пришел в церковь в конце 80-х - начале 90-х, поймут, что я имею в виду. К середине нулевых уже было острое ощущение "источения благодати". Вроде, тот же храм, то же богослужение - а нет молитвы, нет благоговения, ничего нет. Можно найти этому рациональные объясниния - на почве реституции и "особых отношений" с кремлём, клириков РПЦ и приближённые к ним лица обуяла жажда наживы (правда, в сравнении с нынешними временами это были даже не "цветочки", а "бутончики"). Но тут не поймёшь: где причина, а где следствие. Впрочем, это не важно. Так или иначе, я в то время рассматривал РПЦ исключительно в качестве политического игрока. Игрок этот, как мне тогда казалось, заняв независимую позицию, мог бы помешать формированию того путинского тоталитаризма, в котором мы сегодня завязли. Статья моя была собственно об этом.

Через пару дней после публикации меня пригласили в Данилов монастырь - к мирополиту Кириллу, на аудиенцию: статья типа ему дико понравилась - предлагает автору обсудить некоторые моменты "тет-а-тет"...



Два слова про Кирилла. В приходской среде, в которой я варился много лет, Кирилл всегда был страшным алергеном. В первую очередь, за экуменизм. Разумеется, ни о какой "духовности" применительно к этому хитрожопому царедворцу-"никодимовцу" не могло быть и речи! В моем случае ситуацию усугублял наш "почетный настоятель" - маститый протоиерей из Одессы, работавший в ОВЦС одним из кирилловских замов. Все, кто с Кириллом работает, копируют его манеры. Наш тогдашний "почетный настоятель" - не исключение. Мне он запомнился несколькими вещами. Во-первых, высоким искусством ведения застольной беседы. Во-вторых, крутейшими гаджетами (у него я впервые увидел видеокамеру с цифровым видоискателем). Охренительно дорогие митры и кресты. И проповеди... Бывал он в храме только по большим праздникам в перерывах между загранкомандировками. Потому "проповеди" его обычно представляли собой "отчет о проделанной работе": "За минувший месяц мы с главой ОВЦС, митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом посетили Аргентину, Уругвай, Бразилию..." и т.д. Старушки от этого "урока географии" откровенно охреневали.

...В общем, когда я остался с Кириллом наедине, ничего нового я не увидел. Та же тщательно отрепетированная "открытая" улыбка. Те же "задушевные" интонации. Одним словом, школа! Кирилл на тот момент находился чуть ли не в опале. Патриарх Алексий не умер (как ожидалось), а пошел на поправку. Кирилл на какое-то время стал персоной нон-грата в телевизоре. По всему было видно, что кремль им недоволен и хочет задвинуть подальше. Кирилл метался и мучительно искал повод для мягкого шатажа кремля. В тот момент он был готов на всё, лишь бы вернуться в телевизор. Если бы он встретился с Гарри Каспаровым или Эдуардом Лимоновым, я бы ни грамма не удивился. (Забегая вперед, скажу, что встретился он с Юрием Шевчуком, а в телевизор вернулся после выступления в ПАСЕ с какой-то мутной хернёй про "права человека")...

Так вот около часа мы с Кириллом пили чай и обсуждали будущее РПЦ. Разговор он начал с демонстрации собранного на меня досье (его принес какой-то лакей в рясе, а сам испарился) - мол, "изучал ваше творчество". Потом он жаловался на трудности с ОПК. Я его успокаивал: "тем лучше" - мол, пусть люди сами просят и хотят об этом знать. Мол, такие вещи нужно предлагать на региональном, а еще лучше муниципальном уровне, а не через Москву и т.д. Кирилл стал сетовать, что "церкви не хватает поддержки думающих людей" вроде меня. Я порекомендовал ему встретиться с Егором Холмогоровым - мол, очень писучий публицист, может быть вам полезен. Кирилл скривился: "Это же расскольник из РПАЦ. К тому же с какими-то безумными идеями". Я ему возразил: "От РПАЦ Холмогоров давно отошел". И, вообще, типа "способный молодой человек" - подумайте на досуге. Кирилл неохотно что-то у себя пометил.

Расстались на том, что "можем быть друг другу полезны". Напоследок Кирилл меня отправил в Чаплину. Судя по выражению лица, Кирилл в тот момент Чаплину не особенно доверял (не знаю как сейчас). Какое-то напряжение между ними чувствовалось. Может Чаплин кому-то на Кирилла стучал, и тот догадовался об этом. Может что-то другое. Не знаю...

Чаплинский кабинет оказался копией кабинета моей мамы (главбуха крупного сочинского туристического центра), каким он мне запомнился в детстве. Чаплин подарил кучу тяжелых экуменических книг (что-то про сотрудничество РПЦ с немецкими лютеранами, материалы какого-то конгресса и пр.). И напросился в гости в ИНС - к Белковскому. Там, в ИНСе я и услышал от него "ДОЛЖЕН ЖЕ КТО-ТО ДЕЛАТЬ ГРЯЗНУЮ РАБОТУ"...

Дальнейшие контакты не сложились. Мне один раз звонил кто-то от Кирилла (может сам Чаплин - не помню точно): мол, надо "пропесочить украинцев насчёт автономии". Я пояснил, что они меня не правильно поняли: я пишу, только то, что сам считаю нужным писать. Например, я целиком поддерживаю стремление украинцев получить автономию. Будет время и желание - напишу об этом текст. Не будет времени и желания - не напишу...

Больше они мне не звонили. Зато звонил Кирилл Фролов. У него хреновая дикция - я так до сих пор и не понял: что он тогда хотел сказать. По-моему, он счел меня опасным конкурентом, который хитро проскочил с "черного входа" в кабинет, в который его не пускают.

Как-то так.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments