October 5th, 2004

я

Кое-что про Беслан, "гражданское оружие" и депутата Гудкова...

"Открыл сезон" в РЖ (спасибо Леше Чадаеву)...

"...на страницах "Новых Известий" со своим критическим разбором бесланских событий выступил главный противник "гражданского оружия" в Госдуме (а по совместительству, хозяин одного из крупнейших охранных предприятий России "Оскордъ") Геннадий Гудков. По его мнению, большой удачей для бесланцев было то обстоятельство, что в момент нападения боевиков... поблизости не оказалось вооруженных людей способных дать им адекватных отпор. "Если бы родители школьников были вооружены, тогда террористы сразу начали бы расстреливать детей, чтобы никто не доставал оружие", - сообщил депутат. Сам того не подозревая, Гудков перефразировал афоризм одного из активистов американской "антиоружейной" лоббистской организации Handgun Control Inc.: "Чем более ты беззащитен, тем лучше защищен от преступников".

По мнению Гудкова, огнестрельное оружие только испортило бы бесланским детям праздник: "Как вы себе это представляется? - восклицает депутат, - Первое сентября, идут школьники с цветами, а сзади - мамы с автоматами, с подствольниками. К тому же родители школьников - не Рембо, который стреляет, не целясь, и попадает в пять террористов. Таких Рембо на всю Россию наберется, может, человек 200".

Не секунды не сомневаясь в том, что депутату Гудкову забронировано место в первом десятке вышеупомянутого "списка российских Рэмбо", позволю себе удивиться его неосведомленности в бесланских делах. Как известно, среди взрослых, оказавшихся рядом с детьми на той роковой школьной линейке, был-таки один вооруженный мужчина - милиционер с табельным оружием в кобуре...

http://www.russ.ru/culture/20041004_gol.html

P.S. При написании текста я активно использовал материалы, размещеные разными хорошими людьми в ЖЖ. Всем спасибо...
я

"Ворошиловский стрелок-2"

Утопия на тему "Когда нам разрешат оружие" (суд присяжных у нас уже есть)

"...у нас есть законное право попытаться рассмотреть сюжет «Ворошиловского стрелка» в новом контексте.
Давайте попробуем представить, что винтовка куплена героем на вполне законном основании в оружейном магазине. Он ее не прячет в чужой квартире, а хранит дома, в специальном сейфе, предусмотренном действующим законодательством.
Совершив акт возмездия, герой собирает необходимые для пребывания в следственном изоляторе вещи, берет с собой винтовку и со спокойным сердцем сдается властям.
Он охотно сотрудничает со следствием и спокойно ждет, когда прокуратура передаст дело в суд.
Адвокат героя (совершенно не обязательно нанимать для этого дорогого адвоката — вполне сгодится «бесплатный») требует суда присяжных.
Линия защиты на таких процессах отработана и незамысловата — «подзащитный действовал в состоянии аффекта, вызванном переживаниями за изнасилованную внучку» (то есть, был невменяемым на момент совершения преступления).
Дело абсолютно прозрачное, процесс идет без неожиданностей и осложнений — прокурор оспаривает «состояние аффекта» и требует наказания, предусмотренного законом, адвокат ссылается на мнение экспертов, говорящих нечто предсказуемо туманное, мало интересующее присяжных.
Когда присяжные удалятся в комнату для вынесения вердикта, каждому из них понятен выбор, который предстоит сделать. А именно: «засудить старика, чувства которого он полностью разделяет, на месте которого он (присяжный) поступил бы точно также, или же воспользоваться вполне легальной лазейкой, предоставленной защитой, чтобы отпустить его с миром».
Конечно, среди обычных нормальных людей может оказаться один «толстовец». Пусть даже два. Эти, конечно, будут умничать и кочевряжиться, подражая манерам VIP-персон из передачи «К барьеру». Остальные же вынесут вполне предсказуемый вердикт, продиктованный их совестью и собственными представлениями о справедливости, — «невиновен».
Героя освободят в здании суда и он вернется к отомщенной внучке..."

http://www.apn.ru/?chapter_name=impres&data_id=127&do=view_single