April 24th, 2012

я

черной мессе - черный пиар

Какой-то неведомый мне "защитник церкви" записал очередной безграмотный донос. Я б не реагировал, но он испачкал своей липкой грязью меня - причислил к "группе воинствующих безбожников". Ни больше, ни меньше! Придётся отвечать.

1. Я не особо религиозный человек. Возможно, читатели моего ЖЖ считают, что я так много внимания уделяю Pussy Riot потому что защищаю церковь. Нет, это не так. Просто так уж получилось, что у нас с церковью сегодня неприятели одни и те же...

А я ОЧЕНЬ религиозный человек! Я - человек НЕРЕАЛЬНО религиозный. Тебе, мурзилка, вяло потявкивающая из-под дурацкого псевдонима magiq_polit, в страшном сне не приснится, какой я религиозный.
А то, что такие вот "не особо религиозные" проходимцы подтянулись на запах жаренного, чтобы в условиях безнаказанности создавать зондеркоманды "им. Гундяева" для травли его ЛИЧНЫХ врагов - это приговор РПЦ МП.
И трусливое молчание клира, и баранья покорность мирян - приговор.

2. В выходные у Храма Христа Спасителя состоялось молитвенное стояние более похожее на митинг. Понятно, Церковь как институт защищается от нападков и показывает свою силу. А в этом сезоне модно показывать свои ресурсы через уличные мероприятия. Тренд года такой...

В воскресенья на Антипасху у Храма Христа Спасителя состоялась ЧЕРНАЯ МЕССА - невиданное в истории русского православия сатанинское шоу, ответственность за которое целиком лежит на г-не Гундяеве и тех, кто ему послушен.
Никогда прежде заведомо подложные сувениры, изготовленные мошенниками, не объявлялись "величайшими святынями православия" (они мирно пылились в музейных запасниках до 2007-2008 года, всеми забытые и никому не нужные).
Никогда прежде не устраивалась богохульная "выставка достижений сатанинского хозяйства" - "любовно" собранные поврежденные бесноватым иконы, изрезанный бесноватым Крест.
Само бесчинство бесноватых в церкви и порча ими имущества - абсолютно рядовое событие. Бесноватые постоянно атакуют храмы. Я, когда служил на разных послушаниях на приходе, постоянно сталкивался с их деятельностью (выдворял из храма: когда в одиночку, когда с помощью прихожан - охранников тогда не было). Служители в В.Устюге и в Невиномыске недосмотрели (не хочу думать, что бесноватым сознательно дали "зеленый свет", чтобы в нужный момент получить "сатанинские святыни") - бесноватый смог порезвиться. И всё!
Искалеченные ими святыни подежат НЕМЕДЛЕННОМУ восстановлению, или приданию огню (пепел - в проточную воду). НИКОГДА, НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, русские православные люди не поступали иначе.
Даже "любовно" сохраненные в искаженном виде иконы, прострелянных безбожниками в начале ХХ века - это уже нонсенс, который оправдывается "исторической памятью" (на мой взгляд НЕ, оправдывается). Бог - судья тем, кому "исторический" аргумент представляется убедительным. Но проведение аналогии (с ЛЮБЫМИ оговорками!) между очередной выходкой душевнобольных и подвигом новомученниов российских - это чистое, беспримесное КОЩУНСТВО!
А заявление Гундяева "Никогда, не при каких обстоятельствах я не благословляю реставрировать эти иконы!" - это слова диавола, говорящего его нечистыми устами.
И то, что такие же "не особенно религиозные" подонки сгрудились у его ног - лишнее подтверждение того, что Гундяев одержим нечистым духом (о том, что ВСЕ его публичные выступления полны хулы на Христа, Божью Матерь, святых, полны самых диких и нелепых ересей, я уже не говорю - имеющий уши, да слышит)...


Collapse )

я

люблю кирилла фролова! (ничего с собой поделать не могу)

я

Сталинизм-light (два вопроса игумену Иннокентию (Павлову))

Журнал "Контрабанда" задал историку Церкви, библеисту, бывшему референту ОВЦС МП игумену Иннокентию (Павлову) вопросы о том, является ли "Дело Pussy Riot" "богохульством". Беседовал Илья Морозов.

- Не является ли компания против PussyRiot  возвратом в Средневековье?

- Ни в коем случае. В случае Средневековья сей перфоманс был бы воспринят как обычное юродство Христа ради. Понятно, что тогда это следовало бы культуре и политической философии своего времени, как теперь следует текущей культуре и политической философии. Другое дело, а как бы теперь был воспринят почитаемый в свое время московский Христа ради юродивый Василий Блаженный, которого, кстати,  не кто-нибудь, а сам Иван Грозный тронуть не смел? А ведь тот ходил, обличая злодеяния грозного царя, совершенно нагим по тому самому спуску с Красной площади, который теперь носит его имя. Так что то, что мы видим теперь, никак не Средневековье, а, скажем так, сталинизм-light.

- Но многие церковные деятели в связи, как Вы выразились, с перфомансом, говорят о поругании святынь?

 - Интересно, о каких таких святынях идет речь? Как я вижу это в имеющемся медийном контексте, «святыни» здесь отнюдь не христианские, каковыми прежде всего выступают любовь и справедливость. Или еще кто-то говорит в связи с этим о «богохульстве». Опять же, встает вопрос: а кто в таком случае "бог"? Именно так, с маленькой буквы. Поелику речь, безусловно, здесь идет не о Едином Боге Творце Вседержителе и, кстати, Судии праведном.
________________________________________________________________________

Отец Инокентий - очень известный библеист, богослов, историк Церкви. Но я его больше помню, как батюшку.

20 лет назад (уже больше), когда я пришел в церковь, там был он. На приходе аж 7 священников служили. И все разные. Но отец Иннокентий на общем фоне всё равно выделялся. Я сначала смотрел на него волком. Как и положено неофиту, я был аццким консерватором, а отец Иннокентий имел репутацию либерала и чуть и не "неообновленца". Но потом начали бросаться в глаза некоторые простые вещи.

Первое - абсолютное нестяжательство. Он никогда не искал возможность заработать. Не набирал с родительской субботы жратву пакетами ("о! апельсинчик! можно я возьму?" - и всё), безропотно служил в самые беспросветные будни и соглашался на любые требы, независимо от достатка просителя. Обычная картина того времени: нужно причастить неимущую старушку в больнице - отец Иннокентий вешает дарохранительницу на шею и чешет пешком. Как есть - в подряснике. Он у него был из какой-то небеленной холстины - проще некуда. Патлы и борода развеваются. Дарохранительница на шее. Всё время улыбается. И прохожие улыбаются - прикольный же фрик!

А однажды на Пасху в нашем хреме случилось ЧП. В сырную пасху положили сырые яйца. И все свалились с сальмонелёзом. Единственный священник, манкировавший общей пасхально трапезой (с поросями и спонсорами) - отец Иннокентий... Ту Светлую седмицу (94-го, по-моему, года) я не забуду никогда. По вся дни служил отец Иннокентий. Прислуживал я - с температурой под 40 и аццкой ломотой в костях. А нужно было каждый день Крестный ход организовывать, тащить чашу для кропления литров на 7-8. И детей на колокольню поднимать - чтобы звонили. Я еле доползал до дома и вырубался. До следующего утра.

Так у меня и врезалось в память: Светлая седмица - это отец Иннокентий... Он, понятное дело, безропотно всё отслужил. За всех. Помню, как в один из пасхальных дней младенца отпевали. Было ощущение, что в гробике лежит ангел. Царские врата открыты. Весь пасхальный чин отпевания - сплошное ликование ("Христос воскресе!"). Я тогда впервые задумался над тем, что смерть может быть и не страшна сама по себе. Страшно то, с каким багажом ты ее встретишь...

я

злой Яков Кротов "осквернил святыню" :-(((

я

правда что ли?


видео здесь - http://www.youtube.com/watch?v=O5sVOT-n0h8
(я там в середине и ближе к концу - пара небольших фрагментов)

P.S. как он походку-то разглядел?
аж всё время за столом сижу
я

Педагог Марии Алёхиной вспоминает о своей ученице:

 
История с Pussy Riot началась для меня в тот момент, когда я увидела в сети Фейсбук сообщение, о том, что у одной из предполагаемых участниц панк-группы хотят отобрать ребенка. К сообщению была приложена фотография, на которой я узнала студентку Института журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ), где работаю уже несколько лет, Марию Алехину. До этого я как-то не ассоциировала эти имя и фамилию с обликом светлой девочки с вьющимися волосами и тихим голосом, с которой я так любила пить чай после творческой субботней мастерской, на которой она обучалась искусству прозы.

 Поняв, что участница группы и наша студентка — одно и то же лицо, я почувствовала боль. Мне и сейчас хочется плакать, когда я представляю себе, что  Маша — вот такая, какая она есть, талантливая, ранимая —  в тюремной камере.

О чем мы говорили во время чаепитий? О многом. О литературе — в первую очередь. Но и о том, что называется «смыслом жизни». 

 Последний наш разговор был о Боге и о вере: что есть вера, и как понимать ее. Как прийти к вере и чем она отличается от суеверия. Я удивилась той готовности и искренности, с какой  Маша подхватила разговор. Честно говоря, я уже не помню в точности, что именно говорилось, — запомнила бы, если бы знала, что Маше это — вот теперь — настолько может пригодиться.

В жизни каждого молодого человека есть период, когда он ищет то, во что можно поверить именно ему, то, что выразит смысл именно его существования. Так, чтобы можно было жить — и не врать. Говорить своими словами и соединять их со словами Истины.

В такой период жажды Правды человеку и больно, и страшно. Он рискует и ошибается. Он должен пройти через ошибки, чтобы обрести истинную Веру. Настоящая вера не дается задаром, просто так. И не всякий человек способен на поиск настоящей веры. Многие берут ее готовой, как систему догм и ритуалов, и всю жизнь лицемерят, сами того не понимая.

Маша — из другой породы. Ее сетевой дневник полон вопросов, которые не под силу и более зрелому человеку. Но она не могла не задавать их себе. И еще — он полон любви. К миру, к людям, к ребенку — сыну Филе. 

Вот она  любовно собирает его словечки, записывает его сны, вот она беспокоится за него:

«Это началось с тех пор как мы вернулись из Черногории. Теперь если Филе что-то не нравится, то это аргументируется исключительно как «сердце не хочет». Сердце в принципе стало, если возможно так сказать, краеугольным камнем. Он говорил «Сердце болит, спать не могу. В сердце поселился маленький сыночек сердца, который ничего не хочет. Не хочет спать,  есть и играть в игрушки и запрещает сердцу спать, есть и играть в игрушки». Он говорит: «Ты если дотрагиваешься до сердца, оно прямо всё разрывается!» Так что теперь у нас всё «от сердца». В ответ крыть нечем, приходится думать и говорить, что с сердцем надо договариваться».

Я привела эту запись как пример трепетного общения матери и сына, того, что им необходимо быть вместе.

И теперь, когда я пишу это, у меня немеют руки при одной мысли, что ТАКУЮ мать можно разлучить с ТАКИМ ребенком…

Маша — человек, что называется, «без селезенки». Таких людей жажда справедливости, поиск смысла может завести — да, очень далеко…

Но Вера, на которую они способны — становятся способны после выпавших им испытаний, — крепка как  ни  у кого другого и огромна.


Я — человек православный не на словах. Я стараюсь ходить в Церковь как можно чаще. Для меня святы таинства Исповеди и Причастия. И теперь, читая Утреннее молитвенное Правило, я каждое утро молюсь о рабе Божией Марии. Я попросила своего духовника молиться об облегчении ее доли. Он обещал. Надеюсь, наши молитвы будут услышаны не только на Небе.

http://mn.ru/columns/20120418/315943759.html