October 28th, 2012

я

"СМЕРДЯКОВЩИНА" (много букв о главном)

 
Чем хороши мерзавцы? Они непроизвольно говорят правду.
Классический евангельский пример – заявление Каиафы про «одного человека», который должен погибнуть ради «всего народа».
Нынешний «весь народ» каиафову логику понимает и приветствует: «лучше пусть три прошмандовки посидят, чем накроется одной большой мандой всё наше патриотическое православие».
«Прошмандовки»-то, конечно, "посидят". Но ваше «православие» по-любому накроется мандой - как ею накрылся город Иерусалим сразу после Голгофы.
Более того, скорей накроется, чем накрылось бы без их отсидки.
Впрочем, мы отвлеклись…

Эпизодов, когда мерзавец говорит правду, у евангелистов вагон и маленькая тележка.
Говорит, и себя не слышит.
А Иисус слышет - «Ты сказал».
Умному – достаточно. А дурак – уже осуждён. Ему можно только посочувствовать, ибо не ведает, что творит (говорит).

Вот вам из последнего: заявление бесноватой лжесвидетельницы Сокологорской.
Сырова ее спрашивает: «Не хотите ли, добрая женщина, еще и гражданский иск прошмандовкам вчинить? Чтоб не только посадить их, но еще и оборать до нитки?»
Сокологорская отвечает: «Неа. Не хочу второй раз Христа продавать. Одного раза вполне достаточно».

Я, когда этот скромный обмен репликами в стенограмме прочитал, онемел от восторга.
Сокологорская, правда, потом пыталась смазать эффект: мол, первым Христа обменял на деньги Иуда. А она – Сокологорская – мол, не такая. Она ждёт трамвая. Сгноить прошмандовок в лагерном аду – всегда пожалуйста. Но еще и кошелёк прилюдно спиздить – как-то некультурно. Шибко на Иуду будет похоже. Некомильфо. Она ж – дама воспитанная. Губки складывает куриной жопкой, когда помадой мажет. И никогда не ссыт в компот…

Как-то так Сокологорская пыталась запихнуть обратно нечаянно выпорхнувшую из ее пасти правду. Но у Сокологорской ничего не получилось…

Непроизвольное «правдоговорение мерзавцев» (ПГМ) случалось и раньше.
Марк Дейч, например, задолго до утопления на индонезийском пляже придумал дразнилку «красно-коричневые».
Проханов (тогда еще орёл, а не ощипанный индюк) на Марка нихрена не обиделся. Даже роман с таким названием написал… 
Я тогда (конец девяностых) в «Завтра» работал. И тоже считал себя «красно-коричневым».

Потом «духовное чадо» Марка (Дейча) - (Аркадий) Маркович (Малер) – обозвал нашего брата «национал-оранжистами».
На этот раз не обиделся Белковский.
Опять же, НАЗЛОБУ я нарисовал в черно-оранжевых тонах (будто заранее знал).
В общем, всю вторую половину нулевых (точнее: до 2008 года) я с гордостью называл себя «национал-оранжистом».

Кто первым бросил в адрес Алексея Широпаева и его единомышленников презрительную кличку «смердяковщина», я, признаться, не отследил. Алексея она нефига не смутила

Я дико люблю Широпаева и горжусь знакомством с ним. Дай, думаю, пригляжусь к «смердяковщине». Пригляделся и… теперь готов принять эту кличку и на свой счёт тоже.

Чтобы говорить о Смердякове ответственно, конечно, надо «Карамазовых» заново перечитать. А это проблематично. Так что придётся говорить о нём безответственно - доверившись памяти и ощущениям...

Collapse )
____

Ну, и резюме напоследок: прошу считать меня «смердяковцем».
Хоть имя дико, но мне ласкает слух оно. А вам?