December 5th, 2012

я

заело

  
Сестра, здравствуй, сестра
Нам не так уж долго
Осталось быть здесь вместе
Здравствуй, сестра
Когда мы глядим на небо откуда должны придти звезды
Когда мы глядим на горы откуда должна придти помощь
Ни новое солнце днем ни эта луна ночью
Не остановят нас, не остановят нас
Сестра, дык елы-палы, здравствуй сестра
Нам не так уж долго
Осталось быть здесь вместе
Здравствуй, сестра
И когда мы приходим, мы смотрим на небо
Мы смотрим на небо, мы смотрим в него так долго
Может быть эта картина иллюзия и картина
Но может быть это правда, скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
скорее всего это правда...
...
я

"Русский журнал", 06.12.2011 г.

Здравствуй, Путин, Новый год
Нежданная революция и ее прекрасные дети

Владимир Голышев

Революция началась неожиданно. Как всегда. Вроде бы, ничто не предвещало… «Солидарность» собралась митинговать. А что ей еще остаётся делать? Шендерович заготовил пару реприз, Немцов напряг тающую мужскую харизму, Артемий Троицкий повесил на шею свисток. Сходить что ли? Был бы в Москве – пошел бы. Но безо всякого удовольствия – как Шендерович в Муму. Но случилось непредвиденное – в шапито, с грустными клоунами Нах-Нахами набилось где-то под 10 тысяч людей. Тех, кто выбрал «стратегию Навального» – то есть, превратил парламентские выборы в референдум о доверии правящей партии. И… случилась революция.

Понятное дело, революция – процесс, растянутый во времени. Иногда на десятилетия. Вчерашний праздник – лишь поворотный момент, после которого всё уже будет не так, как прежде, а так, как надо. Так или иначе, 5 декабря имеет все шансы попасть в календари. Красным цветом…

Collapse )


______________

Писал я этот текст в ночь с 5-го на 6-е.
Атмосферу того момента передал довольно точно.
Странно, но текст получился хоть и жизнеутверждающий но нефига не шапкозакидательский.
Про дыхание там очень правильно.
Про "новое поколение" ("поколение оккупай")...


Товарищ Венедиктов к тому моменту уже купил исторический вискарь.
Я об этом не знал.
Но вонючее блядво, которое всех нас пропило, вывел в первом же абзаце ("Нах-Нахи" и прочая "Солидарность").
Не случайно...

P.S. о том, как сливали протест, я подробно писал весь декабрь 2011 года
здесь, сведенные в один документ мои декабрьские ЖЖ-постинги ("УРОКИ ДЕКАБРЯ") - http://golishev.livejournal.com/2013436.html

писал я нагло, грубо, безопеляционно
(в общем, как всегда)
со мной тогда мало кто соглашался...
сегодня очевидно, что я был прав
во всём

перечитайте -
оно того стоит

я

Василий Второй

 
Василий Иванович Белов - вологжанин.
Василий Макарович Шукшин - алтаец.
Но они дружили.
И писали очень похоже.
Белов - литературнее.
Шукшин - кинематографичнее.
Праздником было читать и того, и того.

Живого Белова я видел дважды.
Первый раз в поезде "Вологда-Москва".
В 1996-м или 97-м (не помню точно).
Летом.
Он пробирался через плацкартный вагон, в котором я ехал.
Маленкий и плотный, как гном.
Со спинигом в руках.
Я постеснялся его остановить, хотя в руках как раз был сборник его расказов, и автограф, вроде как, напрашивался...
Второй раз - года через три.
В редакции газеты "Завтра".
Он приходил к Проханову.
Я не удержался и выдал ему в лицо что-то вроде: "Василий Иванович! Я так счастлив!.. Вы мой любимый писатель!"
Василий Иванович густо покраснел. Стушевался. Замахал руками. И мне стало ужасно неловко, за свою нелепую выходку...

И еще история, которую мне расказывал старый "завтристский" зубр - Николай Анисин.
У Белова был нерешенный квартирный вопрос -
то ли дочь, то ли племянница была совсем без жилья (в Вологде).
Просить о помощи Белов стеснялся.
А тем временем газета "Завтра" сильно подружилась с Пал Палычем Бородиным (это были времена "Мабитэкса" и пр.).
Анисин попросил Бородина помочь Белову.
Бородин пообещал: "Вот только в Америку смотаюсь..."
Уехал. Там Бородина приняли и упаковали в тюрьму. Надолго.
Анисин приуныл было, но тут из Вологды позвонил взволнованный Белов.
Оказывается Бородин буквально из аэропорта позвонил кому-то из своих клерков и дал поручение...

С тех пор я к Бородину отношусь гораздо лучше, чем мог бы...
_____________

Если кто-то совсем-совсем не читал Белова, рекомендую начать не с признанных шедевров ("Плотницкие рассказы", "Привычное дело" и пр.),
а с этого "пустяка" -
"МОЯ ЖИЗНЬ (АВТОБИОГРАФИЯ)"
В этом скромном рассказе содержится абсолютно точный и беспощадный портрет русского народа.
На меня он произвёл неизгладимое впечатление.

Ну и, в качестве бонуса, нетипичный рассказ Шукшина, в котором Василий Иванович Белов - один из персонажей, -
"КЛЯУЗА"
Тоже портрет народа. Тоже беспощадный.

Кстати, с точки зрения литературной формы оба рассказа ничуть не устарели.
Они и сегодня (40 лет спустя!) выглядят новаторскими.
Даже в чём-то экспериментальными.

я

кастюлька с постным борщом

 
"православный" микроблогер navalny
настоятельно рекомендуэ
богоугодный текст 
про каноничность замглавы Администрации президента РФ
и душеполезность благословленного им болота

в тексте этом всё хорошо
но этот пассаж - особенно:

...есть смысл отбросить эмоции и разобраться:
что такое протест
и как вообще его можно слить?
И самое главное —
что было бы, если бы его не слили?


классика!

- Ты почему мне кастрюльку вернула дырявой?!
- Во первых - а я тебе ее вернула целой,
во вторых - а она уже была с дыркой,
и в третьих - а я ее вообще у тебя не брала!!!

Лимонов утверждает, что пархоменко-немцов-рыжков нарочно прилюдно обосрались,
чтобы "православный" блогер ослепительнее сиял своим незапятнанным пиджаком

это Лимонов зря, я считаю:

запах тот же
интенсивность - даже выше