February 8th, 2013

я

первый пошел!



Больше года назад я написал длинный-предлинный постинг про "медведевских дагестанцев".
Заканчивался он так:

20 декабря 2011 года  ...А ведь есть еще чудесный глава совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» (КСК) Ахмед Билалов, в руки которого мудрый президент РФ собирается передать уже сотни миллиардов бюджетных рублей.
...
Теперь давайте посмотрим на весь этот праздник жизни глазами Путина. Человек он решительный и в последнее время не слишком выдержанный. А в медведевском будуаре скопились такие аппетитные фавориты. Наш суровый народ любит, когда от таких баловней судьбы резко отворачивается фортуна. В своё время Путин, остро чувствовал запрос населения на такие образцово-показательные расправы. Гусинский. Березовский. Потом Ходорковский – в аккурат под выборы 2003-2004 гг.

Как думаете, когда он откроет огонь по штабам? Под Новый год? Или подождет марта?


http://golishev.livejournal.com/1840326.html


А вот сегодняшняя новость:

07 февраля 2013 г.  Президент России Владимир Путин поручил отстранить от всех должностей вице-президента Олимпийского комитета Ахмеда Билалова, подвергшегося накануне жесткой критике со стороны главы государства за сроки сдачи комплекса трамплинов «Русские горки» в Сочи, передает РИА Новости...

Билалов также занимает посты президента Ассоциации гольфа России и председателя совета директоров «Курортов Северного Кавказа».


http://mn.ru/politics_president/20130207/337061590.html

________

Ровно на год ошибся.  :-)))
Как в своё время Белковский - с отставкой Лужкова.

я

Мария Алёхина "НОРМА" (стихотворение)

я

"Мне, например, страшно говорить все, что я сейчас говорю".


Никогда ничего хорошего не думал об Антоне Красовском.
Но после того, как он сделал coming out неожиданно выяснилось, что Антон Красовский - один из самых умных людей в стране.
Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать его
интервью в "Снобе".
Вот самые сильные, на мой вкус, куски:
...
Проблема любой засидевшейся и не собирающейся освобождать место властной системы, не диктаторской, не кровавой, а просто номенклатуры, будь то брежневская номенклатура, номенклатура Пиночета, Франко, Путина или Александра Второго, заключается в том, что в последние годы своего существования, когда власть уже не может опираться на высшие слои общества, она начинает опираться на самые низы. Низов больше, и будучи властью, ты оправдываешь свое существование тем, что за тебя — большинство...
Низы затягивают. И если когда-то ты, будучи правителем, управлял этими низами, то в конечном итоге низы начинают управлять тобой. Причем это не просто низы. Это люмпенизированные подростки. Такое ощущение, что все происходящее делается сейчас для них. Кажется, что в «Республике ШКИД», в «Педагогической поэме», в «Пацанах» побеждает не Макаренко, не Приемыхов, а 14-летний жлоб. Он превращает Макаренко и Приемыхова в шпану. И мы все попадаем в жернова их запросов, а они хотят и требуют самого гнусного. Они всегда, на протяжении всей истории человечества требовали самого жестокого. Хлеба и зрелищ они требовали, и чем больше погибнет гладиаторов, тем веселее. Нынешняя власть, как мне кажется, сама того не понимая, занимается удовлетворением их потребностей...
Сейчас каждую неделю принимается какой-нибудь закон, который развлекает плебс. Помнишь, в нашем детстве были любера и Казань? Вот сейчас они правят балом. И я удивлен, что Путин не замечает, как потерял роль того вот героического Приемыхова.
...
Система вынуждена не просто опираться на низы, но и «вплевывать» в себя эти низы. Сейчас система, как бациллой, порождается самыми низменными человеческими желаниями: лицемерием, ложью, злобой, ненавистью… Даже не злобой, а именно ненавистью. Смысл существования любой политической системы — в формировании комфортного инвайрмента. А нынешняя система этого не понимает, и сама будет сожрана коллективным Игорем Холманских. Потому что коллективный Игорь Холманских очень активный, агрессивный, и он придет и всех нас съест.
...
гомофобия режима — это порождение гомофобии, которой пронизано все наше общество от и до.
...
Вот Илья Колмановский, который был вроде бы уволен из Второй гимназии за то, что вышел на митинг против закона о гей-пропаганде... В связи с его увольнением у него взял интервью «Коммерсант». Первое, что сделал Илья, — это заверил интервьюера и общественность, что он не гей. Он подчеркнул это в первой фразе интервью. То есть человек вышел защищать геев, потому что защищать геев круто в среде его друзей, но на самом деле ему очень стыдно, что его могут ошибочно принять за члена этого второсортного сообщества.
Что это значит? Что ему было бы просто стыдно быть геем, ему было бы страшно быть геем, ему было бы неловко быть геем! Поверь, я хорошо знаю, как в нашей стране стыдно, неловко и страшно быть геем. Мне 38 лет, и мне до сих пор стыдно, неловко и страшно. Мне, например, страшно говорить все, что я сейчас говорю.
...
Это первобытное общество! Здесь культ большинства! Демократия по-русски — это власть большинства. Все, что не связано с этим большинством, либо стыдливо замалчивается, либо столь же стыдливо преувеличивается. Вот, например, сколько ты знаешь синонимов к слову «вор»? Их почти нет! Есть унизительное «жулик». «Жулик» — это, значит, немного украл, значит, не крут. А если вор, то, значит, «красава», много унес, молодец. Зато я могу тебе назвать штук десять синонимов к слову «гей»: педик, гомик, жоподолб, что угодно… То есть п...здить, как министр Сердюков, — это почетно. А быть как Петр Ильич Чайковский — это унизительно.
...
Зона — это первобытная система в ее апогее. Зона живет по первобытным законам, по понятиям. Не сильно отличаясь от зоны, наше общество, конечно, очень понятийное.
...
Сказав то, что я сказал, я понимал, что среда, в которой я точно не найду поддержки, — это, собственно говоря, сами российские геи, которым все права достались в подарок. Они никогда ни за что здесь не боролись. Это не Америка, где гражданские свободы — результат борьбы за свои права нескольких поколений. А в России геи уже не помнят 121-ю статью. Дедушка Ельцин пришел и сказал: у нас будет как в Европе, и отменил эту статью. И все эти люди очень боятся потерять свой лицемерный, лживый и очень комфортный мирок, который у них сформировался благодаря Борису Николаевичу Ельцину. И я хочу им сказать: вы его потеряете. Именно потому, что до конца будете тихонько сидеть и молчать в тряпочку.
...
Граница — это зарплата более 10 000 у.е. После того как ты начинаешь получать в месяц больше указанной суммы, ты уже не журналист, ты менеджер. Ты имеешь дело с хозяином, чьи пожелания тебе придется либо выполнить, либо уйти.
...
Я никогда не хотел ничего пропагандировать. Я не принадлежу ни к одной из сторон конфликта между Кремлем и интеллигенцией. Я действительно считаю, что и Путин, и Навальный — это звенья одной гребаной цепи, причем Путин Навальному куда нужней.
...
Я искренне считаю, что условные Алексей Навальный или Сергей Пархоменко — это умильная вельветовая бутоньерка на похоронном смокинге этой системы. То есть Сергей Пархоменко и Алексей Навальный этой системе нужны так же, как система им, они ее часть, и вся эта система, этот тронувшийся вагончик летит на бешеной скорости непонятно куда.
...
Я не хочу бороться с режимом. Я просто хочу, чтобы режим не боролся со мной... Путин — человек, которого я до сих пор уважаю. Пархоменко — не особо.
...
Все обвиняют Путина в том, что он кровавый палач, при этом никто не может вспомнить ни крови, которой замазаны его руки, ни сами не готовы рисковать и жертвовать. Мы привыкли выходить на улицы с плакатиками, а потом получать лайки в фейсбуки и благодарности в «Жан-Жаке». Как только тебе указали на дверь, ты сразу говоришь: «Ой, да вы меня неправильно поняли».
...
Сейчас просто, мне кажется, страшно. И я мог это спокойно пересидеть и пережить. Но проблема в том, что, в отличие от большинства людей вокруг, я действительно в Бога верю. Я понимаю, что мне придется что-то ему говорить. И мне бы не хотелось, чтобы, когда там меня спросят, главным аргументом в мою пользу было бы наличие самых красивых в Московской области гортензий в моем маленьком садике. Когда там меня спросят, был ли я изгнан за правду, был ли милостив, был ли чист сердцем, я хотел бы сказать: «Типа того, Господи. Было дело»... Независимо от того, стремишься к комфорту или нет, надо быть готовым к тому, что конец наступит совершенно неожиданно. Или, наоборот, ожидаемо. Так или иначе, это все равно случится. Я никого не призываю, никого ни в чем не упрекаю, совершенно никого ни в чем не обвиняю, но мне лично хотелось бы на той самой последней койке чувствовать себя человеком.

http://www.snob.ru/selected/entry/57187
я

"Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!" (с)


Ксения Собчак: ...Ну подождите, Ватикану не стыдно иногда бывает извиниться за период Инквизиции, за еврейские гонения
Владимир Легойда: У нас не было ни инквизиции, ни еврейских гонений.
Ксения Собчак: ...Недавно даже личного секретаря Папы посадили. Может быть, нашей церкви есть за что…
Владимир Легойда: Вы предлагаете меня посадить?
Ксения Собчак: Владимир Романович, я же просто спрашиваю, вы ничего не украли, во всяком случае я об этом не знаю.
Владимир Легойда: у нас не было инквизиции, не было инквизиции…

http://tvrain.ru/articles/sobchak_zhivem_vladimir_legojda-336339/

До чего ж хорошо с невежественной дурой разговарить! Удобно.
Повторишь несколько раз "не было инквизиции" - и ее как бы уже и не было.
Не было, например, осады Соловецкого монастыря, иноки которого посмели отказаться от никоновских богослужебных книг.
Осада длилась восемь лет. В январе 1677 года в монастыре-таки сыскался предетель ("чернец Феоктист")...

...Иноков жгли огнём, топили в проруби, подвешивали за рёбра на крюках, четвертовали, заживо морозили во льду.
Из 500 за­щитников в живых осталось лишь 14.


Это только один эпизод. А ведь их - тысячи...

P.S. Собчак про Светлану Курицину ("из Иваново"):
"Жаль ее. Кажется, человека используют, причем крайне нелицеприятно. В дальнейшем это может привести ее к душевному надлому".

Ну, и чем, скажите, наша "пэтэушница в стразах" более лучше дурочки "из народа"?
С русским языком она примерно в таких же отношениях состоит.

(на всякий случай: НЕЛИЦЕПРИЯТНЫЙ - беспристрастный, справедливый.)
я

"тринадцатьчка"

судя по приговору Квачкову, Путин чудом спасся от неизбежного свержения
до сих пор очко "жим-жим" делает
и руки потеют
я

лёгкое патриотическое порно

ФРАНЦУЗЫ ЛЮБИЛИ НАСИЛОВАТЬ МОНАХИНЬ И ТРЕНИРОВАТЬСЯ В СТРЕЛЬБЕ ПО ИКОНАМ.

РАЗВРАЩЁННЫЕ ФРАНЦУЗСКИЕ ОФИЦЕРЫ ПРИНУЖДАЛИ КРЕСТЬЯНОК К ОРАЛЬНОМУ СЕКСУ, ЧТО ДЛЯ МНОГИХ ДЕВУШЕК И ЖЕНЩИН БЫЛО ТОГДА ХУЖЕ СМЕРТИ.


симпатичный жырный тролль нарисовался в комментариях к этому - http://golishev.livejournal.com/2263012.html
я

голубое мясо


По-моему, очень симпатично стало!
Не то что унылый оригинал придворного скульптора В.Суровцева.
Надо отдать должное французским художникам, они очень подобрали очень удачный объект.
Вот ни одного грамма его не жалко!

Я бы назвал это изваяние "Памятник Пушечному Мясу".
Или "Памятник Сырьевому Придатку".
Или "Памятник Русским Янычарам Лионского Кредита".
Дело в том, что Экспедиционный корпус - это апогей военно-политического рабства России в отношении надменного Запада. Дальше ехать некуда!
(ну разве что база НАТО в Ульяновске - будет круче... не знаю).
Мало того, что французские кридеторы втравили Россию в нахрен ей не нужную кровопролитную войну.
Мало того, что в августе 14-го заставили наступать (и погубили) армию генерала Самсонова.
Они в переломный момент (не только в войне, но и в политической жизни России!) вытребовали для себя несколько тонн отборного русского пушечного мяса. Чтобы оно воевало вместо французов на их фронтах.
И "верное союзническому долгу" российское командование подчинилось воле "французских друзей".

В дальнейшей истории корпуса тоже много забавного:
В сентябре 1917 года в Ла-Куртин произошло солдатское восстание, жестоко подавленное.
В начале 1919 большую часть солдат легиона отправили к Деникину. Там уцелевшие участники восстания в Ла-Куртин перебили офицеров и перешли на сторону Рабоче-Крестьянской Красной армии.
Красивый поворот сюжета, правда?


Памятник Экспедиционному корпусу летом 2011 года открывал лично Путин.
В ходе церемонии французский премьер расчувствовался:
"Это была идея Фредерика Миттерана (министр культуры Франции), он рассказал о ней однажды дождливым вечером возле камина в музыкальном павильоне Матиньонского дворца. Прошло меньше полутора лет, и памятник был открыт. Для меня это красивый символ качества франко-русских отношений".
А хор Сретенского монастыря исполнил марш экспедиционного корпуса «Коль славен».

...В общем, молодцы французские художники!
Стало гораздо лучше!

P.S. Традиционное "от нашего стола - вашему столу" -
фрагмент пьесы "Барнаульский натариз":

АКТ ТРЕТИЙ
Сцена третья.


...В сторону императорской четы движется пестрая компания, в которой выделяются великий князь Николай Николаевич и французский посол Морис Палеолог. Николай и Александра Федоровна вынуждены разомкнуть объятия и занять соответствующие протоколу места.

Палеолог: От лица союзных государств уполномочен выразить безмерное восхищение! Агрессивные устремления германского политического класса получат достойный отпор! Европа вздохнет спокойно и вкусит достойные плоды мирного развития!

Свита аплодирует и радостно галдит.

Николай Николаевич: Я сегодня же отбываю в ставку. (патетически) Немец угрожает Парижу!

Пауза.

(игриво)
А мы ему хвост подпалим в Восточной Пруссии - пускай повертится! (смеется)

Николай (холодно): Почему там? На Северо-Западном направлении войска в полной мере не развернуты, резервы в пути, разведданных явно не достаточно. И потом, защита сербов, как причина войны, подразумевает приоритетность австрийского направления. Наступление в Галиции со всей очевидностью…

Николай Николаевич (кричит): Ах, так! Тогда я слагаю с себя полномочия главнокомандующего и пойду драться с немцем простым солдатом!

Николай еле заметно морщится. Но дядю не прерывает.

(назидательно)
Война - не дискуссионный клуб! Если главнокомандующий не вправе определять направление и срок наступления, он - падаль, а не главнокомандующий!

Палеолог (царю, вкрадчиво): Ваше Величество! Взоры всей цивилизованной Европы обращены сейчас к Вам! Заминка с наступлением в Восточной Пруссии грозит непоправимыми последствиями.

Николай (возражает): Солдатские жизни…

Николай Николаевич (перебивает): Пока я главнокомандующий, солдатские жизни вверены моему попечению! Бескровных войн история не знает. А тут на кону сохранение сердца цивилизации!

Палеолог (царю): Рискну показаться неучтивым, но не могу не напомнить: кредитные учреждения союзнической Франции были неизменно щедры. И, (мнется) между нами… мы же прекрасно понимаем, что французы и русские не стоят на одном уровне. России еще только предстоит блестящее будущее. И в данный момент французские потери (мнется) все-таки гораздо чувствительнее русских потерь.

Александра Федоровна бледнеет и стискивает руку мужа. Она с трудом сдерживает себя, чтобы не дать французу пощечину.

Николай Николаевич (беспечно): Да что там говорить! Наши молодцы в два месяца дойдут до Берлина! А коли не дойдут - вечная память! Похороним как героев. (подмигивает) А русские бабы нам новых богатырей нарожают.

Александра Федоровна (качнувшись) Господа, прошу меня простить. Я вынуждена вас покинуть. Мне нездоровится.

Стараясь сохранять царственную осанку, уходит в том же направлении, в котором ранее Деревянко увез Наследника. Среди свиты ропот: "Как можно?! В такой день!"

Николай (дяде): Хорошо. Пока ты главнокомандующий, я твои решения отменять не стану.

Николай Николаевич явно не улавливает зловещий подтекст царского "пока".

Николай Николаевич (рявкает): Виват Государю Императору Всероссийскому! Шампанского!

Все присутствующие одобрительно аплодируют. Николай Николаевич, давая понять, что считает официальную часть оконченной, обнимает племянника за плечи и отводит в сторону...
........................................