May 30th, 2013

я

свежайший текст Артура Аристакисяна


Аристакисян Артур

Афганский велосипед.

   Знаете ли вы, что цензуры на телевидении в Афганистане не существует. Недавно там объявили конкурс и приз в сто тысяч долларов – для Афганистана это немыслимая сумма – тому, кто снимет на мобильный телефон чиновника в момент получения взятки. Можете себе представить, чтобы у нас объявили такой конкурс, чтобы лидер эфира первый канал объявил такую охоту?! Мобильники при входе в любое учреждение сразу бы отбирали и отдавали при выходе.
   Пустили недавно по телевидению Афганистана интервью генерала, который рассказывал, как он поймал брата президента Афганистана, когда тот перевозил в Арабские Эмираты 100кг гашиша.
   - Звоню президенту, - дает интервью генерал главному каналу афганского телевидения - У меня Ваш брат с 100 кг-ми гашиша, что делать? Президент мне отвечает:
   - Ты, что дурак?! Отпустить!
   Генерал делает, что ему велит президент, после этого идет на телевидение и все рассказывает. И телевидение это показывает в прямом эфире и с повторами каждый час в течение недели.
   Никто в Афганистане не боится таких разоблачений. Президент после выступления генерала чувствует себя прекрасно, генерал тоже не страдает, самочувствие хорошее, работает, как работал. Никому от этого не хуже. Потому что все и так все знают. Но послушать лишний раз любят. Думаете, это кого-нибудь удивило, что сообщил генерал? Никого, абсолютно! Посмеялись и все.
   Что должен был президент ответить генералу: исполняйте свой долг?! Сажайте моего брата в тюрьму?! Он же не идиот, хотя и президент, он нормальный человек. Это же его брат, его кровь, его племенная спайка. И люди не видят ничего плохого в том, как президент распорядился своей властью. И генерал молодец, развлек народ. Приказ президента исполнил, но по телевидению выступил, чтобы все узнали. Чтобы все честно было. Глупые секреты никому не нужны.
   Афганцы не находят в этой истории ничего противозаконного, потому что законы не могут противоречить здравому смыслу. Было бы несправедливо, если бы у президента или у его брата, или у того генерала были бы какие-то после этого неприятности на работе и дома.
   Рассказывать, если у тебя нет физических доказательств, можно что угодно. Вот, если есть какие-то особые физические доказательства, рассказывать нельзя. Никто за вашу жизнь не поручится, если узнают, что у вас есть какие-то очень серьезные доказательства, подтверждение того же наркотического трафика. 100 килограмм гашиша – не доказательство. Нужно нечто большее.
   Вы и дня не проживете с реальными доказательствами в Афганистане. Но говорить об этом можете сколько угодно, ваше право. Можно продать доказательства по разумной цене, если они у вас есть. Но лучше этого не делать. Лучше об этом просто говорить по телевидению и писать в газетах. Доказательства тоже можно называть, можно говорить, что они у вас есть, их только физически нельзя иметь.
   Свобода слова в Афганистане – это народное развлечение. Но пытаться довести дело до суда – признак сумасшествия. Испортить репутацию того же президента все равно невозможно. Хуже уже быть не может. Поэтому телевидение, пресса – свободны. Можно писать говорить обо всем, что угодно. Есть в Афганистане прокуроры, адвокаты, судьи - но реальные профессии, которые стоят за этими названиями, другие.
   Если в России судебный корпус это продолжение следственных органов, судьи сажают людей в тюрьмы, проводят политические репрессии, ОМОН со дня его создания являлся политической полицией, то в Афганистане полиция и судьи политическими делами не занимаются. Закон с целью расправы не работает, и с целью защиты от расправы тоже не работает – все равны перед законом, которого ни для кого нет. Чтобы закон применялся избирательно, как в России, такое невозможно, но и как на Западе невозможно, где закон применяется ко всем.
   Также невозможно, чтобы в России было как на Западе и как в Афганистане. Россия – где-то между. Самое плохое взято с Востока и с Запада. С Запада взяли закон, с Востока – беззаконие. Потому у России свой путь. Зачем равняться на законопослушный Запад и позволять им учить нас демократии. У них нет фашизма только благодаря нам, и демократия сейчас у них только благодаря нам. Но нам не нужна их демократия, как не нужен их фашизм. У нас свой русский фашизм, своя русская демократия. У нас все свое. И как в Афганистане, никакой политики.
   Иерархи церкви, руководящие православной ветвью власти, депутаты государственной Думы, принимающие карательные законы, насилующие язык, логику, культуру – это не политика. Никакой политической подоплеки у тех законов, которые сегодня принимаются в России, нет. Причины не политические. Причины чисто антропологические...

Collapse )