Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС (Артур Аристакисян)

 
Что ждёт несистемную оппозицию и Кремль в ближайшее время? Никто не знает. Потому что думать не умеют ни в Кремле, ни в оппозиции. О том, как тяжело, тяжело и невыносимо думать, а также о том что человек ничем не владеет, все владеет им, рассказывает эта кишиневская история.

     Он сидел у могилы молоденькой девушки на старом еврейском кладбище и смеялся. Это была его мать. Посидит немного спокойно и начинает смеяться, долго, страшно, я слышал его смех в любой части кладбища, куда бы ни ушел, ни убежал. Как будто надо мной смеялось все еврейское кладбище. Я не мог больше слышать этот смех. Присел рядом с могилой его матери, чтобы он переключился на меня.

     Он посмотрел на меня и спросил: еврей ли я? Я сказал, что я христианин. Он спросил, что я делаю на еврейском кладбище? Я сказал, что прошу у мертвых евреев деньги. Что нуждаюсь в деньгах. Я, правда, пришел на еврейское кладбище просить у евреев деньги, решив, что они у них есть, но они им уже не нужны.

     Он спросил: может ли он прямо здесь на могиле своей молодой матери показать мне свой обрезанный член? Я сказал, что если это нужно, я посмотрю. Он расстегнул, опустил штаны и трусы. Я посмотрел, затем посмотрел на его лицо, посмотрел на лицо его матери на могильной плите, снова на его член, снова на него и сказал, что пауза затягивается, мне пора.

     Он сказал, что только что он остался жив. Я спросил: почему? Он сказал, что румынские полицаи остановили его; они проводили облаву, он убежал, он не хотел в концлагерь. Он не сильно был похож на еврея, он сказал им: я – православный христианин. И перекрестился, чтобы они поверили. Но они не поверили и сказали: сними штаны и покажи свой член. Сказали, что через штаны видно, что он обрезан.

     - Я продолжаю креститься и говорю им: кому вы больше верите, Иисусу Христу или моему члену? Они видели, что я еврей, что я никакой не христианин, что я их обманываю. Но они ушли. Я думаю, что они ушли, потому что задумались над моим вопросом.

     Он продолжал стоять с опущенными штанами и трусами и смотрел на меня.

     - А кому ты веришь больше, Иисусу Христу или моему члену? – спросил он.

    Я думаю до сих пор.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments