Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

НИКОЛАЙ УГОДНИК

 
Николай Полозов – молодой человек, "со скошенными к носу от постоянного вранья глазами" - дал обстоятельное интервью Ленте.Ру.

Хотел было написать подробный разбор каждого полозовского слова, но... извините проблевалсо. :-(((

Полозов что-то утверждает, а в следующей реплике сам же опровергает своё утверждение.
Откровенно хамит.
«Авторитетно» высказывается о том, чего не может знать. 
Беззастенчиво врёт о том, что легко можно проверить.
И на каждый чих ссылается на Генри Резника (Волкова с Фейгиным тоже на него постоянно ссылаются).
Со слов Полозова получается, что Резник если не рулил всем процессом из-за кулис, то, по крайней мере, целовал их в жопу за каждую сомнительную выходку.
(Только в публичном пространстве об их феерической работе Резник почему-то ни разу не высказывался.
Или я что-то пропустил?).

Полозов умудряется ОДНОВРЕМЕННО:

- Объявлятть медийность «дела Pussy Riot» исключительно заслугой адвокатов (и сами подзащитные, и группа их поддержки, и неугомонный пиарщик Верзилов с его Мадонной и "чили пеперсами" - типа сосут);

- Заявлять, что адвокаты были лишь послушными орудиями в руках «режиссера Толоконниковой».

- Уверять, что подзащитные продиктовали адвокатам АБСОЛЮТНО нонконформистскую, бескомпромиссную линию, исключающую любые переговоры. И адвокаты типа послушно следовали ей, наступив на горло собственной песне.

- Хвастаться тем, что с самого начала адвокаты вели переговоры с протоиереем Чаплиным, козырять «определёнными контактами» с Администрацией президента и т.п.

- Обвинять Самуцевич в вероломном нападении на мирно спящих адвокатов. Его спрашивают о «первом выстреле» со стороны Самуцевич. Молниеносный ответ: «Выход из КОМАНДЫ» (я не шучу, он так и сказал - Катя типа их "крепостная актриса", а не работодатель). И это при том, что свои говномёты «команда» включила ЗА ТРИ ДНЯ до заседания в Мосгорсуде, на котором Катя дала отвод Волковой (это ОЧЕНЬ легко проверить!). Три дня подряд адвокаты публично поливали грязью и глумились над ВСЁ ЕЩЕ СВОИМ КЛИЕНТОМ, которому обязаны ВСЕМ! (Несмотря на это, Катя сделала всё, чтобы своим отводом не задеть профессиональную репутацию клеветников – отказалась пояснять: чем конкретно она недовольна. А ведь ей было что сказать!)

- Заявлять, будто адвокаты не имеют права самостоятельно заказывать экспертным организациям экспертизы (Фейгин еще в марте в моём присутствии заявлял, что адвокатам нужно много денег, потому что они планируют заказать много независимых экспертиз). И тут же Полозов на голубом глазу называет «экспертизой» критический разбор творения Понкина-Абраменковой-Троицкого (третье эксп.заключение), сделанный питерскими учёнными  по собственной инициативе  - т.е. ПУБЛИЦИСТИКУ. И ставит его себе в заслугу. (Суд этот текст, естественно, к материалам дела не приобщил).

- Для Толоконниковой, оказывается, политик-оппортунист, которого она яростно материла на воле (Фейгин), юноша бледный, которого зафоловил «аж сам Навальный» (Полозов) и упитанная «фея арбитража» (Волкова) – самые близкие люди на планете Земля: ближе мужа и отца ее ребенка (Верзилова), ближе лучшей подруги, с которой она неразлучна много-много лет (Самуцевич). Настолько близкие, что послать их нахуй она может только под пытками. Именно адвокаты – самые близкие люди на свете – должны представлять ее интересы, контролировать пожертвования, вести переговоры с издателями и пр. (Плюс незабываемая Алиса Образцова, которая настолько хороша, что Толоконникова потеряла от нее голову заочно).
Муж Толоконниковой пытается усилить защиту жены накануне кассации (ибо провал прежней защиты запрограммирован) – «гад ползучий! агент Кремля!»
Пытается вывести из-под контроля адвокатов (и Алисы Образцовой), если не пожертвовании, то хотя бы то, к чему адвокаты, вообще, никакого отношения не имеют (премию Йоко Оно) – «змей подколодный! убивать таких надо!»
(деньги, в итоге, до адвокатов не дошли – остались у Йоко)
и т.д.

Это, что называется, навскидку. Там еще много жира. Например, вольный пересказ частного разговора с подзащитными (откровения сокамерницы). Или это: «Катя Самуцевич, например, получила шесть тысяч долларов. Хотя она не сидела…» Или полозовский «запрет на профессиональную критику»: «адвокатов, которые комментируют дела других адвокатов, необходимо привлекать к дисциплинарной ответственности» (интересно, а на восторженные «комментарии» Генри Резника полозовский «запрет» распространяется?)

Но и весь этот ад (который я не разобрал и на треть) – детский лепет по сравнению с полозовской оценкой работы Ирины Хруновой на кассации.
Тут он вышел не просто за границы проф.этики, тут он наговорил на вполне реальное обвинение в клевете и сознательном нанесении ущерба репутации адвоката, от которого в данный момент зависит судьба бывших подзащитных Полозова.
То есть «навальный друг» своей беззастенчивой ложью сознательно топит тех, кого он еще вчера защищал.

Как он это делает? Внимательно следите за руками...


Лента.Ру: ...Почему вы считаете, что Катя заключила какой-то договор с властями, а не просто решила взять другого адвоката, раз ее случай отличается от Надиного и Машиного?

Н.Полозов: От них всю дорогу требовали, чтобы они покаялись. Покайтесь там, покайтесь здесь, плохо каетесь, это не извинения - вот этот торг постоянно шел. И была позиция консолидированная о том, что преступления в принципе как такового нет. Они сами говорили нам ни в коем случае не упоминать даже про уголовное дело, так как оно сугубо политическое. В этом ключе мы абсолютно четко работали.

В случае с Катей, когда она сказала, что изменила позицию, произошло следующее. Вместе со своим новым защитником, она признала, что преступление было, но просто по обстоятельствам, от нее не зависящим, она не смогла в нем принять участие. Она не признала вины, она признала факт совершения преступления по статье 213-й (хулиганство) через статью 30-ю (приготовление к преступлению). Когда идет 30-я статья, то однозначно имеется факт преступления, он уже становится утвержденным.

Для властей это был подарок. А с чего вдруг такие подарки - непонятно.

Лента.Ру: Во всех интервью Самуцевич говорит, что не считает их акцию преступлением.

Н.Полозов: Безусловно, она сейчас говорит, что не считает. Акция и не являлась уголовным преступлением. Но есть кассационная жалоба адвоката Хруновой, в которой черным по белому это написано. Глупо отрицать материалы дела…


И еще один важный фрагмент.

Лента.Ру: ...Ты основываешься на недоказуемой предпосылке, что тогда бы им скостили всем троим.

Н.Полозов: Да, но есть вещи, которые в воздухе витают. Расчет был на то, что из-за вот этого давления, поднятого этим шумом, мирового давления, власть все-таки пойдет на какой-то компромисс


Внимательно всё это прочитайте.

Сопоставьте анекдотическое заявление про «ни в коем случае не упоминать даже про уголовное дело» (ложь настолько очевидная, что даже смешно) с признанием о «расчёте» на то, что «власть все-таки пойдет на какой-то компромисс». Завяжите себя «узелок» на память. А теперь давайте вспомним о том, что было на самом деле.

У победы, как известно «сто отцов» (по полозовским подсчётам: два отца, плюс одна мать). В Хамсуде формально победили Кремль и РПЦ МП (потому что не могли не победить), но реально они проиграли. Потому что их «победа» стала «пирровой». Таковой ее сделали репутационные и иные издержки.
После приговора возникла НОВАЯ СИТУАЦИЯ.
Кремль и РПЦ МП уже получили то, что хотели (обвинительный приговор). С этого момента их главная задача – минимизировать дальнейшие репутационные издержки.
А задача защиты, соответственно, ПОМОЧЬ им в этом, выторговав взамен смягчение участи подзащитных.
(Это азбучные истины. Странно, что их приходится постоянно повторять.)

Полозов об этом прекрасно знал (см. выше и ниже). Знали об и другие адвокаты из «уникального творческого коллектива». Знали об этом и близкие подзащитных. Отсюда отчаянные попытки Верзилова и многих других подключить неполитических адвокатов накануне кассации.
Момент же уникальный!
Кремль и РПЦ МП лихорадочно ищут возможность выпутаться из этого дела, «сохранив лицо». Единственная возможность – "проявить снисхождение". Идеально, конечно, покаяние (хоть какое-нибудь). Но его нет и не будет.
Что тогда?
Только одно: сухое перечисление смягчающих обстоятельств плюс МОРАТОРИЙ НА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАЯВЛЕНИЯ. Только такая линия давала возможность использовать этот уникальный шанс.
«Уникальный творческий коллектив» к этом у моменту окончательно попутал рамсы. Судя по их громким заявлениям, никакой разницы между процессом и кассацией они не видели. "Шоу маст гоу он! Гони гусей! Только трэш! Только хардкор!"
Фейгин гордо анонсировал грядущую «эпохальную речь», которую он уже приготовил к 1 октября – типа «заклеймит путинское правосудие». От остальных адвокатов ожидалось нечто не менее «эпохальное».
Девушек надо было спасать от неадекватной защиты.
В итоге, спаслась только самая зрелая, опытная и самостоятельная – Самуцевич.
И той далось это решение нелегко (говорит, что окончательно приняла, заручившись поддержкой подруг в автозаке – по дороге в Мосгорсуд).

Как могла выглядеть эффективная линия защиты на кассации? Очень просто!
Три девушки – три РАЗНЫЕ линии. С линией Самуцевич всё понятно – Хрунова сделала ровно то, что нужно. Линии Толоконниковой и Алёхиной друг на друга похожи, но озвучивать их следовало по отдельности.
Самый надёжный и простой вариант: ходатайство об отсрочке исполнения приговора до достижения детьми подзащитных 14 лет (со ссылками на многочисленные прецеденты).

Полозов говорит: «В рамках панк-процесса быть серой мышью - значит, нарушать общую симфонию… До этого адвокатов вообще не замечали ни в хорошем, ни в плохом смысле этого слова. Мы были некой функцией, каковой в принципе и являлись».

Все верно. Вот только панк-процесс завершился панк-приговором. Кассация – это уже НЕ панк-процесс. Кассация – это шанс, обналичить капитал, созданный в ходе панк-процесса. Чтобы это сделать нужны ИМЕННО «серые мыши», адвокаты-функции.

Полозов говорит, что рассчитывал на то, что власть пойдёт на "какой-то компромисс".
Компромисс – это взаимная уступка.
Уступка со стороны власти – смягчение приговора (ну не отмена же!). В чем могли уступить осуждённых и их адвокаты?
Покаяние – исключено. Признание вины – исключено.
Что остаётся?
1. Воздержаться от политических заявлений.
2. Не требовать отмены приговора.
3. Предоставить власти достойные поводы для проявления «снисхождения».

Всё это должны были сделать АДВОКАТЫ. Сами осуждённые могли, вообще, ничего не говорить. Или даже повторить свою позицию о непризнании предъявленного обвинения.

Ирина Хрунова сделала ровно это.
А что сделал «уникальный творческий коллектив»?

Чтобы далеко не ходить процитирую отчет о заседании 10 октября, опубликованный на той же Ленте.Ру.

Перед нынешним заседанием по делу Pussy Riot Хрунова, в отличие от других адвокатов группы, не дала ни одного комментария журналистам. И даже не подтвердила, что вступила в дело: об этом прессе сообщила пресс-служба Мосгорсуда. На заседание Хрунова - невысокая блондинка в строгом клетчатом платье - пришла раньше всех из адвокатов. И с журналистами опять не стала разговаривать - сразу прошла в зал…

Классическая «серая мышь», неправда ли?
Заседание началось.

Адвокаты Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой заявили тройке судей несколько ходатайств. Николай Полозов попросил вызвать в суд дополнительных свидетелей. Виолетта Волкова - провести повторную лингво-психологическую экспертизу. "Я мотивирую свое ходатайство, - заявила Волкова. - Эксперты Троицкий, Абраменкова, Понкин не скрывали, что они глубоко воцерковленные люди, а значит, у них была личная заинтересованность в исходе процесса". Судьи ходатайства отклонили, потому что кассационная инстанция рассматривает не новые доказательства, а те, которые учитывал Хамовнический суд.

Интересно, как оценивает эти курьёзные действия «уникального творческого коллектива» Генри Резник?

… В кассационной жалобе адвокаты просили приговор отменить.

Без комментариев.

Речи осужденных участниц Pussy Riot были больше похожи на манифесты, а не на выступления в свою защиту. Самуцевич говорила первой. Она резко вскочила и сразу же заявила, что акция группы была политической. "Мы оскорблять чьих-то чувств не собирались. И извинились, если оскорбили. Но панк-молебен - не преступление", - оговорилась она. "Мы" на "я" Самуцевич сменила, только когда объясняла, что в панк-молебне участия принять толком так и не успела.

Впрочем, Полозов обвинил в признании панк-молебна преступлением не Самуцевич, а Ирину Хрунову. Дождёмся ее выступления.

Алехина (подопечная Полозова!) была в оценке панк-молебна не так категорична:

«…Возможно, форма протеста - панк-молебен - была недопустима для гражданских масс. Возможно, мы избрали не ту форму для гражданского общества". Алехина заявила, что как верующий человек готова совершить покаяние "как индивидуальный акт", но раскаяться в уголовном преступлении, как того требует РПЦ, - не готова.

То есть, Полозов зашел на «пути компромисса» гораздо дальше Хруновой - Маша признала недопустимость деяния и выразила готовность покаяться (ни того, ни другого Катя не сделала).
Собственно этим и отличается работа профессионала от любительских потуг желторотого новичка (напоминаю: у Полозова за спиной около года самостоятельной адвокатской практики и ни одного серьёзного дела). «Серая мышь» Хрунова ничего не требует от своего клиента. Всё, что нужно для смягчения приговора, она делает САМА. Неумеха Полозов "нагибает" свою клиентку, и не добивается НИ-ЧЕ-ГО!
(«Прогиб» этот Маше, надо думать, дался нелегко. «Компенсировала» она его, «не отходя от кассы»  - стала критиковать Путина за «двушечку» под протестующие вопли судьи…)

А вот на что свою подопечную настроил Фейгин:

- …Я требую отмены приговора и хочу предупредить всех вас, что дальнейшее правление Путина приведет к гражданской войне, - резко заявила Толоконникова, повышая голос.
- У нас тут не предвыборная кампания! - вмешался судья из тройки.
К чему призывает Толоконникова - разобрать уже было нельзя: судьи стали говорить одновременно с подсудимой, пока она не села на место.


А вот сам Фейгин:

О президенте рассуждал и адвокат Марк Фейгин. На процесс, по его мнению, давили органы власти и подконтрольная им пресса. "Требую вынести решение, чтобы вы не руководствовались заявлением Владимира Путина, призываю вас к этому! Требую вынести частное определение президенту Путину В. В.", - снова вернулся к раздражавшей судей теме адвокат…

Вспомним полозовский расчёт на то, что «власть всё же пойдёт на компромисс». И усмехнёмся. Горько.

А вот Волкова:

"…Суд говорит о классификации православных верующих в отдельную группу. Но внутри православия существует масса церквей, которые не общаются друг с другом: РПЦ, Старообрядческая церковь, Украинская автокефальная церковь, феодосейцы - радикальные беспоповцы, которые считают, что в РПЦ властвует сатана. Но и они являются православными!" - продолжила Волкова.

«Федосейцы», наверное, слегка припухли. А коварная Самуцевич, небось, кусала локти – ведь эта начитанная женщина могла бы представлять ее интересы! Но Катя легкомысленно променяла это счастье на «серую мышь».

Однако, всё это лирика. На данной конкретной кассации значение имело только одно – дает ли позиция адвоката для власти лазейку, позволяющую ей выпутаться из этого дела, "сохранив лицо"?
Волковский «церковно-исторический этюд» - штука, конечно, прикольная. Но в сухом остатке подзащитные от нее имели – ОБЩЕЕ требование защиты (они у нас "команда", не забывайте!): чтобы суд официально признал будто никаких «православных» (как «отдельной группы»), не существует.
Сильно, правда!
Напоминаю: это кассация - уникальный шанс СМЯГЧИТЬ ПРИГОВОР.
Вы могли бы придумать что-нибудь еще более экстравагантное, чтобы его гарантированно просрать?

А теперь Полозов:

...Только Николай Полозов напомнил важные факты из биографий своих подзащитных: Надежда Толоконникова и Мария Алехина воспитывают малолетних детей; Толоконникова - четырехлетнюю дочь Геру, Алехина - пятилетнего сына Филиппа. Если подсудимые уедут в колонию, то дети на долгий срок останутся без матерей.

Перечитайте: о чем говорили Фейгин и Волкова. Вам не кажется, что Полозов – сука предатель!
Он неустанно говорит: «команда, команда, команда», а сам тихой сапой перешел на сторону «серой мыши» - делает то же самое. Только неумело, по-ученически, как лох.
А как надо?
Вот как-то так:

Ирина Хрунова - единственный адвокат, которого судьи не перебивали. "Самуцевич не принимала участия в действиях, которые считались судом первой инстанции хулиганскими: она не прыгала, не молилась, не пела", - начала Хрунова. С указаниями номеров страниц в томах уголовного дела она процитировала показания потерпевших: все они говорят, что не видели, как Самуцевич исполняла панк-молебен. Например, охранник храма Сергей Белоглазов показал, что осужденная даже не успела надеть на плечо гитару, когда он вывел ее из храма. "Цитата страницы 12 седьмого тома уголовного дела, цитата страницы 15 приговора", - монотонно аргументировала Хрунова - понятным суду языком. В показаниях сама Самуцевич призналась, что готовилась к панк-молебну, но участия в нем не приняла. "Суд мог квалифицировать это как приготовление к преступлению, но не сделал этого. А наказание за незаконченное преступление - существенно ниже, чем за оконченное", - заявила Хрунова и потребовала приговор отменить.

Не знаю как для вас, а для меня очевиден мотив полозовской ненависти к Ирине Хруновой.
Самодовольная бездарность, не имеющая ни опыта, ни достижений тупо завидует умелому профессионалу. Грызёт ногти, протирает запотевшие очки и скрипит зубами: «Ненавижжжу! Ненавижжжу! Ненавижжжу!»

Давайте разберём: что сказала Хрунова.
Она не сказала ничего нового. Она лишь грамотно констатировала несколько фактов.
То, что суд вынес обвинительный приговор – факт? Факт.
То, что суд, вынесший обвинительный приговор, признал панк-молебен преступлением – факт? Факт.
(Осуждённые – не признали, а Хамовнический суд – признал.)
Идём дальше.
Из материалов дела (показания потерпевших, видео и пр.) известно, что Самуцевич «не прыгала, не молилась, не пела» - факт? Факт.
(Не верите – вот вам страницы дела: откройте, прочтите.)
Но суд, вынося свой приговор, который Самуцевич продолжает считать незаконным (неизменность своей позиции: «панк-молебен – не преступление» Катя только что подтвердила), не учел, что в деянии, которое он считает преступным, Самуцевич участия не принимала.
Вывод: Хамовнический суд должен или крестик снять, или трусики надеть – или вынести оправдательный приговор, или квалифицировать деяние Самуцевич как «приготовление к преступлению»…

Прикол полозовской клеветы на Хрунову и Самуцевич в том, что он приписал им СВОЙ косяк.
Хрунова грамотно поймала Хамовнический суд на противоречивости его позиции и дала Кремлю и РПЦ МП то, чего они так мучительно искали – ПОВОД выйти из этого дела, свалив вину за жесткий приговор на Хамовнический суд и Волкову.
В итоге, Катя получила свободу.

Лох Полозов хотел ровно ТОГО ЖЕ. Для этого он вынудил Машу говорить о «недопустимости» и «покаянии» - то, чего Хрунова и Самуцевич не ДЕЛАЛИ. То есть, пытался ЗА МАШИН СЧЁТ компенсировать собственную профессиональную беспомощность.
На что Полозову хватило ума?
На очередной повтор «детского аргумента». И только!
Но даже этой «детской неожиданности» могло хватить для их освобождения, если бы не «команда»!

Сразу после оглашения решения Мосгорсуда был созван специальный брифинг, на котором судьи ОПРАВДЫВАЛИСЬ: почему они освободили 30-летнюю бездетную женщину, которая и не думала ни в чем каяться, ничего признавать, и отправили в лагерь двух молоденьких матерей с их бесконечными «этическими ошибками» и «недопустимостями»???
Судьи не могли прямо сказать: потому что «уникальный творческий коллектив» не оставил им никаких шансов (требовал отмены приговора, требовал частного определения по В.В.Путину, требовал «не признавать православных группой» - короче, чего угодно, только не СМЯГЧЕНИЯ).
Пришлось нести заведомую чушь о том, что 2 года лагерей – это «уже с учетом детей» (без детей типа была бы железная «семёра»).

Обратите внимание: брифинг был созван ради одинокого робкого полозовского упоминания о детях. Не будь его, не было бы и брифинга.
А что было бы, если бы не было Фейгина и Волковой? Если бы сраная «команда» пошла нахер не 19 ноября, а 10 октября? Если бы интересы Нади и Маши предсталял хотя бы один неумеха-Полозов (без ацких злотоустов с болотной трибуны). Отвечаю: или замена на условный для всех троих, или отсрочка исполнения приговора для Нади и Маши (с Катей и так всё понятно).

Вы мне не верите, что всех троих освободили бы на кассации?
Ну тогда послушайте свою любимую «команду». Сразу после проваленного ими заседания они в состоянии аффекта наговорили много интересного.

По мнению Фейгина, власть решила "дифференцировать подсудимых по адвокатам". В четверг защитники намерены предложить Алехиной и Толоконниковой отказаться от их услуг. "Мы готовы, если это влияет на исход дела", - громко заявил перед телекамерами Фейгин. Адвокаты признали, что их коллега Хрунова "более подробно" описала то, о чем они говорили в суде первой инстанции (то есть ситуацию с Самуцевич), - и они рады за свою бывшую подзащитную.

То есть, «уникальный творческий коллектив» отлично понимал, что, вцепившись в это дело мёртвой хваткой, они лишили своих подзащитных шанса на смягчение участи. Они признавали, что Хрунова не сделала ничего особенного – лишь добросовестно сыграла роль «серой мыши». Более того, уже 10 октября они знали, что их мерзкие рожи негативно «влияют на исход дела». Знали, и продолжали до последнего за него цепляться, огрызаясь, отбрыкиваясь, обливая помоями всех вокруг. Пока терпение Нади и Маши не иссякло окончательно...

Фейгину и Волковой, в общем-то, не привыкать – они калачи тёртые, с богатой и, мягко говоря, неоднозначной биографией. А вот юноша Коля, который только-только начал взрослую жизнь (32 года пареньку), себя погубил.
Понятное дело, адептам секты преподобного Навального хоть в глаза ссы - для них Коля будет богоугоден, пока великий Навальный ему благоволит.
Но профессиональная карьера его, похоже, на этом закончилась.

Хотя, не факт. Он же у нас член «команды» (хоть и сыкливый, ненадёжный).
Будет старательно держаться за волковскую юбку и фейгинские фалды – не пропадёт:
удальцовых-развозжаевых на их век хватит.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments