Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

В.Васильченко "КРЕСТНАЯ МАТЬ"

Тяжела и неказиста жизнь российского юриста. Если выпускнику юрфака удалось устроиться на работу по специальности, он наверняка столкнётся с изнанкой жизни. Даже если он – адвокат, и его фамилия - не Магницкий. На этом фоне частный нотариат – едва ли не единственная «тихая гавань». Деятельность нотариуса абсолютно прозрачна: есть твёрдые тарифы, определённый законом перечень услуг и различные жизненные ситуации, в которых человек не может без них обойтись. Нотариус избавлен от коррупционных искушений, с которыми сталкиваются госслужашие. Доходы его белее снега. Худшее, что может с ним случиться – лишение лицензии за грубый профессиональный промах. Но это случается редко, потому что нотариусами становятся, как правило, высококвалифицированные юристы, и местом своим они дорожат.

Небюджетный  (негосударственный) нотариат Латинского типа возник в России в 1993 году. Тогда же нотариусов объединили по территориальному признаку в общественные организации – нотариальные палаты, деятельность которых регламентировал краткий устав. Контрольные функции были поручены Минюсту. За прошедшие с этого момента 20 лет российские нотариусы убедительно доказали, что самоуправление – не значит анархия. Невозможно вспомнить ни одного громкого скандала, ни одной конфликтной ситуации, потребовавшей решительного вмешательства Минюста. Во всех регионах нотариусы успешно решали свои проблемы сами: строили офисы и архивы, меняли устаревшие уставы и «прозаседавшихся» руководителей, обновляли материально-техническую базу и тратились на «социалку»… Где угодно, но не на донской земле. По иронии судьбы, именно в своей «тихой нотариальной гавани» Ростов напомнил всей стране о том, что он - на минуточку «папа», и что «с Дона выдачи нет»…

«Собачье сердце»

В прошлом году бессменный глава Нотариальной Палаты Ростовской области Наталья Юрьевна Попова решила изменить малой родине - подала документы для замещения вакантного места в Москве. Документы тщательно проверили и соискательнице отказали. Согласно справке, подписанной директором департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста РФ Сергеем Погудиным в сентябре 2012 года, лицензия на совершение нотариальных действий, которую Попова получила в далёком 1993 году, была выдана с грубыми нарушениями действовавшего на тот момент законодательства. То есть незаконно.

Так москвичи упустили шанс поработать бок о бок с энергичной южанкой, а ростовские нотариусы узнали о том, что их палатой почти 20 лет руководил «нотариус» с липовой лицензией.

«Как же он работал в очистке?» - недоумевал булгаковский следователь, увидев у гражданина Шарикова собачий хвост. В нашем случае, этот вопрос следует адресовать не профессору Преображенскому и не домкому Швондеру, а начальнику Главного управления Минюста РФ по Ростовской области Галине Морозовой. А пока она думает над ответом, поговорим о деньгах.

Кому завидует Путин?

В комедии Эльдара Рязанова «Гараж» директор рынка недоумевала: «Что я могу украсть на рынке? Весы? Белый халат? Прилавок?» В зрительном зале в этом месте всегда раздавался смех. Потому что советские люди знали: тому, кто распределяет места за прилавком, воровать не нужно – сами всё принесут.

Нотариальная Палата Ростовской Области – не рынок, а общественная организация. И Президент ее – не директор, а что-то вроде «председателя гаражного кооператива». Бюджет палаты – это те самые «40 рублей на непредвиденные расходы», которые сдавали товарищу Аникеевой учёные-зоологи. Только в нашем случае сумма посолиднее - 171 ростовский нотариус в год собирают около 40-50 млн. рублей. С таким бюджетом можно горы свернуть. Например, решить проблему общего архива (сейчас нотариусы вынуждены хранить в своих конторах центнеры ненужных им бумаг), или обеспечить «солидную прибавку к пенсии». Что этому мешает?

Как показала аудиторская проверка, проведенная в прошлом году, у ростовских нотариусов есть два врага – две «черных дыры»: одна называется «Разное», другая - «Иные расходы». Именно эти две графы съедают до половины бюджета палаты. Дальнейшую судьбу канувших в эти «дыры» денег аудиторы прояснить не смогли. К распределению оставшийся части бюджета тоже есть немало вопросов (например, покупка за счёт палаты внедорожников премиум-класса или перечисление крупной суммы на избирательную компанию «дружественного кандидата»), но ставить их рядом с основным «астрономическим феноменом» как-то даже неловко.

Другое интересное нововведение – пожизненное содержание, которое палата выделила своему бессменному главе. Его размеру может позавидовать президент Путин и премьер-министр Медведев – 280 тыс. рублей в месяц (почти $10 тыс.)! Напоминаю: речь идёт об общественной организации, руководитель которой по закону может претендовать лишь на возмещение упущенных доходов по своей основной работе. Впрочем, как мы уже знаем, г-жа Попова – «не совсем нотариус» (по основной специальности не работала), следовательно, и «упускать» ей нечего.

«Ростовская аномалия»

«Куда смотрит Минюст?!» - возмутятся иные горячие головы. И будут неправы.

Во-первых, не надо недооценивать уникальность донской земли. Даже самое поверхностное знакомство с деятельностью нотариальных палат других регионов, позволяет говорить о «ростовской аномалии». Таких масштабных и циничных злоупотреблений нет нигде. От нотариусов, вообще, не принято ждать подвоха.

Во-вторых, еще раз напоминаю: Нотариальная Палата Ростовской области – общественная организация. Ростовские нотариусы сами отдают свои деньги, руководству, которое сами избрали. Кто может запретить человеку «позолотить ручку» цыганке или зарыть кровно заработанные рубли на Поле чудес в Стране Дураков?

Нет ничего нового в подлунном мире. В нотариальном сообществе Ростовской области действует те же механизмы, что и в гаражном кооперативе «Фауна» из бессмертной рязановской комедии. Квалифицированный специалист, как правило, имеет устойчивую аллергию к «общественным нагрузкам» и легко отдаёт место в президиуме ловкому пройдохе. И до того момента пока тот не приставит к его горлу нож, предпочитает избегать конфликтов и безропотно платить. А если у пройдохи под рукой пожелтевший от времени ельцинский устав, то можно обойтись и без ножа. По крайней мере, первые двадцать лет…

Желтые страницы от Бориса Ельцина

Еще в 2001 году Федеральная Нотариальная Палата (ФНП) выработала новый типовой устав нотариальной палаты взамен давно устаревшему «ельцинскому». Регионам было предложено взять его за основу и принять собственные новые уставы, отвечающие изменившимся реалиям. Ростов-на-Дону – наверное, последняя точка на карте России, где это до сих пор сделано. Неловкие попытки выдать сугубо косметическую правку за «новую редакцию» ничего не меняют – этот тот же самый текст 1993 года. Чем же он так дорог Поповой?

Дело в том, что процедуре избрания главы палаты в «ельцинском уставе» посвящена лишь пара строк. Фактически это не выборы, а нехитрый ритуал, хорошо знакомый нам из «славного» советского прошлого. Миролюбивые нотариусы под присмотром «членов правления гаражного кооператива и лично товарища Аникеевой» дружно соглашаются: пусть лучше всё остаётся как есть, чем мне «оторвут голову». И простым поднятием рук подтверждают полномочия действующего руководителя еще на пять лет.
Те уставы, по которым живут другие региональные палаты, такой «автоматизм» исключают. В них четко прописан механизм выдвижения альтернативных кандидатур, параметры избирательной кампании, тайное голосование – в общем, всё, как на «взрослых» выборах. В итоге: приходят новые руководители, состав правления обновляется, нотариат развивается. Везде, но не в Ростове-на-Дону! Ростовский нотариат его предприимчивый руководитель отправил прямиком в «лихие 90-е».

Выстрел из прошлого

20 июня 2012 на главу Нотариальной Палаты Ростовской области было совершено покушение – неизвестный выстрелил в Попову и ее шофера не менее шести раз, и скрылся с места преступления.

«В качестве основной рассматривается версия о связи покушения с профессиональной деятельностью потерпевшей» - говорится в пресс-релизе следственного управления СКР по Ростовской области…

Нотариус – тоже человек. И в своей частной жизни он ни от чего не застрахован. Но в жизни профессиональной обитатель «тихой гавани» может разве дыроколом руку поранить. Впрочем, Попова, как мы уже выяснили, не нотариус, а женщина приятная во всех отношениях с пенсионным обеспечением круче путинского. Кто же в нее стрелял? И почему?

Следователь – человек подневольный. Первое что он делает: спрашивает потерпевшую о том, кого она подозревает. Потом «отрабатывает» людей из ее списка. Мы от этой повинности освобождены, а потому можем выдвинуть собственную версию. Тем более, что список, полученный от Поповой, говорит сам за себя. Он целиком состоит из ростовских нотариусов, которые имели дерзость публично критиковать ее деятельность - Денекина Т.А., Чернов И.В., Самбур С.В. Плюс консультант палаты – правовед Еременко А.А., с которым потерпевшая конфликтовала на профессиональной почве.

Допросы, обыски и выемки документов у уважаемых в ростовском нотариальном сообществе специалистов, да еще по такому неожиданному поводу, изрядно взбаламутили «тихую гавань». Особенно «повезло» госпоже Деникиной, у которой в «подозреваемые» попали также сын и муж. А ей самой (впервые в истории палаты!) под надуманным предлогом был предъявлен иск о лишении лицензии. В итоге: инсульт и больничная палата.

Понятное дело, всё это были напрасные хлопоты. Ничего даже отдалённо напоминающего улики следователи не нашли…

Версии

А тем временем за информацию о преступнике от имени нотариальной палаты было обещано рекордное вознаграждение. СМИ сообщили о том, что его «собрали ростовские нотариусы». На самом деле, эти деньги просто были взяты из бюджета, без согласования с теми, кто его наполняет. Сумма вознаграждения росла стремительно. Стартовали с 500 тыс. рублей (на 150 тыс. больше, чем за Дашу Попову, за поисками которой следила вся страна!). Потом сумма вознаграждения выросла до 2 млн. Сейчас речь идёт уже о 5-ти.

Чем выше «задирается ценник», тем туманнее становится дальнейшая судьба этих денег. Вероятность того, что они будут потрачены по назначению, с каждым новым миллионом всё стремительнее приближается к нулю. Ведь астрономические суммы, провоцируя жуликов и фантазеров, лишь затрудняют работу следователей. Скольких алчных «свидетелей» они уже выслушали? А скольких еще предстоит?

Вообще, «помощь» потерпевшей следствию больше напоминает саботаж. Складывается впечатление, что она, как минимум, догадывается о том, кто на нее покушался, и не заинтересована в том, чтобы его нашли.

За что в нее могли стрелять? Денежный долг? Неоказанная услуга? Воровать в нотариальной палате, как и на рынке - нечего (манипуляции с бюджетом называются по-другому). Зато контроль над «прилавком» для предприимчивого человека открывает широкие возможности. Получив собственную лицензию «относительно законным способом» в 1993 году, Попова сегодня имеет «технические возможности» оказывать аналогичные услуги другим. А где «относительно законные» услуги, там и «относительно законные» клиенты - темпераментные, нетерпеливые, с дурными манерами.

С другой стороны, пять миллионов, экстренно извлечённые из бюджета палаты, склоняют чашу весов в сторону «версии денежного долга» или «денежной компенсации за неоказанную услугу»…

Жаль, что следователям СКР некогда проверять наши безответственные умозаключения – их плотно загрузила работой потерпевшая.

Интересное кино

В конце прошлого года, раненую Наталью Попову посетила в больнице глава Федеральной Нотариальной Палаты (ФНП) Мария Сазонова. По итогам визита, она сделала сообщение, взбудоражившее ростовское нотариальное сообщество: Попова не будет выставлять свою кандидатуру на новый срок и планирует сразу после выздоровления переехать в Москву. А значит, в 2013 году Нотариальная Палата Ростовской области изберёт себе нового главу.

Эйфория длилась недолго. Минюст не признал лицензию Поповой - переезд в Москву не состоялся. (см. раздел «Собачье сердце») . И Попова решила остаться…

На февраль намечено очередное подтверждение ее полномочий. В результатах открытого безальтернативного голосования сомневаться не приходится. А значит, впереди – еще пять лет остросюжетного сериала в духе «Крестного отца».

Надо отдать должное зрительскому чутью тех, кто все еще может остановить Попову, но почему-то этого не делает (ФНП, Минюст). Действительно, покушение на «крестного отца» – это середина фильма. Развязка впереди. Месть сразу всем обидчикам, украсившая финал шедевра Френсиса Форда Копполы, в Ростове уже началась. Теперь ростовское нотариальное сообщество, обречено досмотреть этот детектив до конца…

P.S. Пока шла работа над этим материалом, из Москвы пришла новость, расставившая все точки над «и»: 29 января 2013 года  не имеющая законной лицензии Попова Н.Ю. выдвинута на соискание премии «Фемида». Это будет ее вторая «Фемида» - первую она получила еще при Ельцине (в 1999 году)…

Как известно, главному герою «Крестного отца» дону Корлеоне тоже дважды присуждали «Оскара». Правда, получали награды два разных актёра: за первую часть трилогии - Марлон Брандо, за вторую – Роберт де Ниро.

Наша героиня пока справляется сама.

http://novayagazeta-ug.ru/articles/2013/02/01/324

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments