Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (1)


Я раньше никогда не задумывался над тем, почему христиан называют «христианами».

Как почему? Потому что они верят в Иисуса Христа! Разве могут быть другие варианты?

Оказалось, что могут. Причём информацию  о них можно без труда найти в самых разных источниках. Вплоть до «Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона». История довольно любопытная…

«Христианин» - гибридное слово: греческий корень «мазать» и латинский суффикс, указывающий на принадлежность или приверженность чему-либо. Наиболее точный перевод: «мазильщик» или «помазанец». А если учесть, что ароматические масла в то время заменяли парфюм, то уместнее будет «надушенный», «прилизанный» или даже «гламурный».

Слово это придумали жители Антиохии – третьего по величине мегаполиса  того времени. В Римской империи именно антиохийцы считались самыми опасными и безжалостными насмешниками. Так за императором Юлианом с их лёгкой руки закрепилось прозвище «Козёл» (из-за неудачной попытки отпустить бороду). Бродячие проповедники новой религиозной доктрины тоже пострадали от их острого языка.

Нетрудно догадаться, что придуманная антиохийцами кличка – намёк на запах немытого тела. Остряки часто используют антонимы, чтобы задеть побольнее - толстяка обзывают «скелетом», коротышку - «великаном»… Нетрудно догадаться, что реальное содержание слова «христианин» - вонючка. По-моему, очень обидно.

Даже если предположить, что дело не в запахе, а в слове «христос», которое антиохийцы могли слышать из уст бродячих проповедников, это мало, что меняет. Получается, их насмешила игра слов: «О! Эти бомжи разбираются в духах! Кто бы мог подумать!» Ведь слово «христос» (помазанник) не было у антиохийцев в ходу, и его смысл был им не вполне понятен. В обиход его ввели переводчики Ветхого Завета, чтобы передать еврейское «Машиах» (Мессия). Этим же словом они перевели титул царя Кира. Для жителей самоуправляемого мегаполиса, далёкого от монархических ритуалов,  всё это было не актуально. Услышав «христос», атиохийцы наверняка думали о гигиене и парфюме, а не об иудейских ожиданиях или о персидских царях. По-моему, это очевидно.

В Новом Завете  слово «христианин» встречается дважды:
1) апостол Пётр так себя называет в Первом Соборном послании;
2) в «Деяниях» иудейский царь Агриппа шутит, что почти уже готов «стать христианином» – настолько его впечатлила вдохновенная речь апостола Павла.

И больше нигде! Это выглядит очень странно, если учесть насколько часто это слово звучит сейчас. Самый простой способ объяснить эту «скупость» - предположить, что и в этих двух текстах слово «христианин» изначально отсутствовало, а появилось в более поздних редакциях - когда «антиохийская желчь» из него окончательно выветрилось и христиане сами стали охотно так себя называть.

Добавим еще один важный штрих: источники того времени достаточно уверенно фиксируют момент появление первых христианских общин и полностью игнорируют Иисуса. Единственный источник информации о его жизни и смерти – четыре евангелия. То есть, тексты сочинённые самими христианами. Причём довольно поздно - когда у них уже сложилось вероучение и credo. А значит, большой вопрос кто на кого больше повлиял: Иисус на христиан или христиане на образ Иисуса в Священном Писании...

Порядок размещения книг Нового Завета дезориентирует неподготовленного читателя. Евангелие от Матфея с его бесконечным «родословием», на самом деле, не первая, а одна из последних по времени создания новозаветных книг. Самые ранние – послания апостола Павла и Апокалипсис. Самое раннее из евангелий – «от Марка». К моменту его написания первые христианские общины уже появились на Ближнем Востоке, в Греции и в Риме. Об «основателе христианства» там знали только со слов апостола Павла, который, в свою очередь, живого Иисуса никогда не видел. Неудивительно, что предмет его проповеди - богословская абстракция, а не конкретная личность. Павел и называет его особым образом - «Иисус Христос». Или даже совсем обезличено – «Христос».

Согласно богословской доктрине Павла, этот загадочный «царь Иисус» или просто «царь» (напоминаю: «христос» - не имя, а «должность») - единственный и неповторимый сын Иеговы. Цель его появления на земле в человеческом облике – уникальное жертвоприношение, которое одним махом искупило все долги человечества перед его сверхъестественным отцом. Для этого «царь» по собственной воле и желанию добился для себя ареста и казни. И вскоре после мучительно смерти воскрес – вновь стал живым. Воскресение из мёртвых Павел провозгласил краеугольным камнем своей богословской концепции: «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша».

Именно про такого «нового бога» рассказывали христианские проповедники. Про Иисуса они знали не больше Павла - то есть почти ничего. В «Дидахе» - настольной книге христианского проповедника той поры - учению Иисуса отводится пара страниц. «Есть путь жизни и есть путь смерти. Велика разница между ними…» Дальше - общие слова «за всё хорошее против всего плохого», вполне согласующиеся, например, с учением фарисеев. А большего и не требовалось! Потому что проповедовали они не учение Иисуса о Небесном Царстве и человеческом предназначении, а учение апостола Павла о чудесном воскрешении помазанника-самоубийцы.

Про себя Павел рассказал гораздо больше, чем про Иисуса. Из его посланий мы знаем, Павел - темпераментный и амбициозный представитель богатой и влиятельной еврейской семьи из города Тарса. Смолоду мечтал о религиозной карьере, получил блестящее образование в Иерусалиме. Своё знакомство с последователями Иисуса начал в роли карателя. Но потом резко поменял амплуа – стал богословом и сформулировал вероучение для тех, кого сам же репрессировал.

Право на использование образа Иисуса в своём богословском творчестве Павел обосновал весьма оригинально – заявил, что удостоился его сверхъестественного посещения. Это утверждение ставило в неловкое положение апостолов, призванных самим Иисусом. Уличив самозванца во лжи, они автоматически ставили под сомнение и собственные рассказы про визиты воскресшего Иисуса. В итоге, апостолы промолчали. А молчание, как известно - знак согласия.

Апостолы проживали в Иерусалиме. Называли их так же, как Иисуса - назореи. Они вели бедную, но по-иудейски праведную жизнь и бережно хранили память о своём учителе. Возмутителями спокойствия стали чужаки - новообращенные евреи-иностранцы, связанные с греческим языком и культурой. Они увидели в учении назореев не разновидность иудаизма, а эмбрион новой религии. Своим богословским творчеством Павел ответил именно на этот запрос.

Созданная им религиозная доктрина действовала, как вирус, поражая наиболее слабые фрагменты социальной ткани Римской империи. Ведь формула Павла «иудеям - соблазн, эллинам – безумие» только на первый взгляд кажется антирекламой. На самом деле, она обладает фантастической притягательностью для париев и эллинского, и иудейского мира – для тех, кого антиохийцы в шутку прозвали «христианами».

Реальный Иисус – которого знали, любили и помнили назореи – был христианам не нужен. Даже вреден. Потому что «человеческое слишком человеческое» и «иудейское слишком иудейское» в его образе могло помешать продвижению на «рынке» религиозных доктрин «Иисуса Христа» – «товара», параметры которого специально подгонялись под эллинского «покупателя».

От назореев апостолу Павлу нужна была только «франшиза» – своего рода, лицензия на миссионерскую деятельность. Взамен он предлагал деньги, которые собирал для иерусалимской общины в своих многочисленных экспедициях. Назореи жили подаянием и не могли сходу отвергнуть такое заманчивое предложение. В итоге, вместо решительного размежевания с Павлом они лишь накладывали на него дисциплинарные взыскания и выражали неудовольствие по «процедурным вопросам» (обрезание новообращенных, табу на идоложертвенное мясо etc.).

А потом Иерусалим был разрушен римлянами. Назореи, очевидно, погибли. Следы Павла потерялись где-то на Западе. Остались только благочестивые церковные легенды, в которых апостолы поделили между собою ойкумену, как пирог, и приняли мученическую смерть - каждый своим «фирменным» способом: Павлу якобы отрубили голову, Петра  распяли вниз головой, Андрея – на Х-образном кресте. И так далее.

Никаких достоверных сведений о них не сохранилось. В этом нет ничего удивительного, ведь и назореи, и примкнувший к ним Павел – лишь песчинки пестром мире, в котором хватало и причудливых сект, и предприимчивых самозванцев. Чудо, что мы хоть что-то про них знаем! И виноваты в этом христиане и новозаветные тексты…

Продолжение следует.

--------------------------------

Примечания:
Не нашел подходящего русского заголовка. Пусть будет английский.

Начало - это те вводные, без которых, к сожалению, не обойтись. :-(((
(Они только кажутся жестью. На самом деле, всё это давно и очень хорошо известно.
Просто неудобную фактуру принято микшировать, а я ее нарочно заострил.)

Еще пару таких реплик и я со вступлением закончу (оно очень тяжело даётся :-((( ). И тогда начнётся интересное - PERSONAL JESUS (то есть, моё абсолютно субъективное представление об Иисусе), ради которого я всё это и затеял...

P.S. Картинка - для привлечения внимания.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments