Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (17)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10), (11),(12), (13), (14), (15), (16)
http://s018.radikal.ru/i502/1209/c0/f0948e32a8c1.jpg
В «Евангелии от Иоанна» можно найти довольно подробный отчёт о пребывании Иисуса в Иудеи. Там, правда, всё перепутано. Сразу после ночного разговора с Никодимом неожиданно появляется Иоанн Окунатель, чтобы подтвердить свой вердикт: «Ему должно расти, а мне умаляться». А дальше всё становится совсем плохо.

Итак, когда узнал Господь, что услышали фарисеи о том, что Иисус больше приобретает учеников и крестит, чем Иоанн -
впрочем, сам Иисус не крестил, но ученики Его -
оставил Он Иудею и ушел снова в Галилею.


Этот косноязычный бред – яркий пример того, какие катастрофические последствия может иметь одна глупая ошибка. В нашем случае, это уверенность автора в том, что «Кана Галилиейская» - населённый пункт в соответствующей провинции. Чтобы перебросить туда Иисуса, пришлось ломать весь сюжетный каркас.

Когда дело было сделано, автор получил новую проблему – куда девать «иудейский материал»? Чтобы пустить его в дело, пришлось организовать для Иисуса несколько нелепых «командировок», или просто чередовать «галилейские» и «иерусалимские» эпизоды, не утруждая себя пояснениями. И так далее...

Чтобы сэкономить наше время, я не буду разбирать этот сарай по кирпичику. Мы просто продолжим строить нормальное здание на новом месте.

«Иудейский или Иерусалимский период» начался у Иисуса в момент, когда он перешел с левого берега Иордана на правый. Дальше была Вифания и очищение Симона, потом свадьба в Кане, драка в храме, ночной визит Никодима.  Потом было несколько «экспериментальных» исцелений, перепалки с ревнителями. Его «персональный вопрос» на повышенных тонах обсуждали члены синедриона. И, наконец, он встретился в Кане с «царским слугой», который уговорил Иисуса отправиться в Капернаум, чтобы исцелить его сына.

Именно эта встреча стала причиной его «галилейского турне». А то, что нам предлагает автор – не мотив, а курьёз.

Иисус никогда не практиковал окунания (впрочем, автор этого и не скрывает). Уже после его трагической смерти между назореями и мандеями (последователями Иоанна Окунателя), действительно, было что-то вроде конкуренции в сфере ритуальных омовений. Как этот эпизод из будущего мог повлиять на решение Иисуса оставить Иудею здесь и сейчас – совершенно непонятно…

Львиная доля текста в «иудейских эпизодах» – уже знакомые нам декларации Логоса-Христа о своей исключительности (неотличимые по стилю от авторских отступлений). Если пропускать их мимо ушей, у нас получится довольно простая и понятная поведенческая модель.

Иисус нарочно исцеляет по субботам, потому что этого делать нельзя. Паралитик несёт матрас, на котором пролежал 36 лет, чем нарушает заповедь недеяния. Слепорождённого исцеляет грязь, при замешивании которой заповедь нарушил уже сам Иисус.

Оба «пациента» подчёркнуто безнадёжны – у паралитика за сверхдолгий срок должны были полностью атрофироваться мышцы. У слепорождённого нет нормальных глаз. Автору важно показать, что произошло именно чудо. А для самого Иисуса важно, чтобы была нарушена заповедь! Потому что именно это обстоятельство провоцирует нападки со стороны ревнителей.

Вообще, провокация и своеобразное «риторическое айкидо» - его любимые инструменты. В каждом таком поединке его цель – заставить противника фехтовать с самим собой. «Ты сказал» - этой глумливой фразочкой Иисус обычно сопровождает завершающего туше.

Мы не можем оценить, насколько чудесными были его исцеления с точки зрения медицины. Нарочитая «безнадёжность» не убеждает – лишь вызывает дополнительные подозрения (слишком уж очевидна авторская недобросовестность!). Опять же мы не имеем представления о его КПД. Иисус мог совершать десятки неудачных попыток, прежде, чем находил достаточно внушаемого пациента, для «эффекта плацебо».

Но всё это совершенно не важно. Значение имеет только сочетание двух фактов: факта сверхъестественного исцеления и факта откровенного нарушения заповеди. Идея, которую Иисус хотел донести таким оригинальным способом: «человек – господин субботы».

Интересно, что в одной из древнейших рукописей (так называемый, «Кодекс Безы») эти слова имеют продолжение.

…В тот же день увидел он человека, работающего в субботу. Тогда Он сказал ему: «Человек! Если ты знаешь, что делаешь, то ты – благословен! Если нет – ты проклят, как нарушитель закона».

Этот «довесок» всё расставляет по своим местам. Иисус - не реформатор иудаизма и не его критик. Он лишь противник превращения живых заповедей пророка-боговидца Моисея в «уголовный кодекс». Иисус настаивает на своём праве нарушать требования закона и нести за это личную ответственность. Потому что жизнь сложнее параграфа, а человек в глазах Создателя значит много больше букв.

Это ни в коем случае не апология произвола, распущенности или религиозного индифферентизма. Наоборот! Иисус требует разобрать потолок, чтобы лететь на небо ракетой, а не карабкаться туда по винтовой лестнице. Это просто другой тип религиозности. Иисус, не по своей воле оказавшийся в роли учителя, пытается его сформулировать и его добиться признания. В итоге, дым стоит коромыслом, народ шумит, ревнители хватаются за камни, члены синедриона в замешательстве.

Говорит им Никодим, приходивший к нему раньше (был он один из них):
разве закон наш судит человека, не выслушав его прежде и не узнав, что он делает?


Его, конечно, за это обругали. Но возразить  было нечего, и «сын человеческий» продолжил мутить воду.

Другой любопытный диалог, явно относящийся к «иудейскому периоду», находим в «Евангелии от Марка». Разгневанные книжники утверждают, что в Иисуса вселился «Вельзевул», и что бесов он изгоняет «силою князя бесовского».

«Гитлер, изгоняющий гитлеровцев» Иисуса, конечно, насмешил. Но дальше становится не до смеха.

Истинно говорю вам: всё будет прощено сынам человеческим: грехи и хулы, какими бы не похулили;
кто же произнесёт хулу на Духа Святого, нет ему прощения вовек, но повинен он в вечном грехе.
(потому что они говорили: в Нем дух нечистый)


В беседе с Никодимом Иисус дал удивительное по красоте и образности описание Духа, рождение от которого, только что назвал пропуском в «Царствие Божие».

Ветер, где хочет, веет, и голос его слышишь и не знаешь, откуда приходит и куда уходит. Так – каждый рождённый от духа.

Ветер, дух, пневма. И в арамейской версии такое же обыденное слово… Нужно иметь очень извращенный мозг, чтобы в этом простом, как глоток воды, определении разглядеть «третью ипостась Бога-Троицы» и прочее «тринитарное богословие»!

Выше мы уже говорили о том, из каких простых и обыденных арамейских слов и выражений христиане скроили своего «Единородного Сына Божия, иже от Отца рождённого прежде всех век». Здесь в дело пошло то, что мы привыкли называть вдохновением (ну это когда что-то хорошее делается настолько легко, будто нашей рукой водит водит кто-то другой).

Нет никаких сомнений в том, что Иисус имеет в виду именно это, без всяких алегорий!

Родившийся от Духа – «человек открытая форточка», в которого свободно влетает дух-ветерок тогда, когда ему заблагорассудится.

Хула на Духа Святого – когда объектом травли становится не человек, а то, что действует в нём помимо его воли. Произошло что-то удивительное и хорошее – слепой прозрел, паралитик встал на ноги. Назвать дух, совершивший это заведомое благо, «нечистым» может только носитель противоположного духа (у обычного человека язык не повернётся). Потому Иисус столь неумолим.

При этом любые личные оскорбления его совершенно не задевают. Как не пугают угрозы физической расправы. Такая невозмутимость – один из побочных эффектов вдохновлённости. «Делай, что Бог на душу положит - и будь, что будет!»

И когда, после разговора с «царским слугой», Иисус, не мешкая, отправится в Галилею, нам нетрудно будет догадаться: каким ветром его туда занесло…

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments