Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (18)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10), (11),(12), (13), (14), (15), (16), (17)

Похождения Иисуса в Галилеи находятся в центре повествования сразу у трёх авторов. Считается, что и сам он – галилеянин, сын плотника из города Назарета… Удивительно, насколько живучим оказался этот миф, возведенный на зыбком евангельском песке! Как легко он разлетается на мелкие осколки мы хорошо знаем…

Другой любопытный момент – «галилейское турне» Иисуса принято считать чуть ли не «триумфальным шествием», хотя по всем параметрам оно было провальным. Ученики-галилеяне видели в нём кандидата в цари и «карьерный трамплин» для себя любимых. Широкие народные массы интересовались исключительно хлебом и бесплатными медицинскими услугами. Попытка донести до людей своё мировоззрение на языке притч и поэзии, в целом, провалилась.

Ох, не зря Иисус завидовал птицам и лисам, и проклинал галилейские города!

С этого момента многие из учеников его отстали и больше с Ним не ходили.

Иисус, узнав, что собираются схватить его и сделать царём, удалился снова на гору один.

Сказали ему тогда братья Его: пойди отсюда и иди в Иудею, чтобы ученики Твои увидели дела Твои, которые Ты творишь.
ибо никто ничего не делает втайне, а хочет сам быть на виду: если Ты это делаешь, яви Себя миру.


«Ибо и братья Его не верили в него», - заключает евангелист, не отдавая себе отчёта в том, о каких «братьях» идёт речь. А нам всё понятно: «братья» - те, кто находился рядом с Иисусом с первого дня, «ученики» - апостолы-галилеяне...

В общем, «галилейский зигзаг» в судьбе Иисуса выглядит как досадное недоразумение. Никаких рациональных аргументов в его пользу нет. Только иррациональные.

Судя по всему, решение идти в это неподходящее место, было принято Иисусом в одночасье, спонтанно, без рассуждения – так, как он всегда поступал. Причём пошел Иисус кратчайшим путём – через Самарию, а не по левому берегу Иордана, как все нормальные люди…

Причина спешки – отцовское горе.

Итак, Он пришел снова в Кану Галилейскую, где он претворил воду в вино. И был некий царский слуга, сын которого был болен в Капернауме. Он, услышав, что Иисус пришел из Иудеи в Галилею, пошел к нему и просил Его придти и исцелить его сына: ибо он был при смерти.

В Капернауме, как мы помним, жил с молодой женой и тёщей Симон-Пётр. Город считался красивым и комфортным, потому для выходца из соседней рыбацкой Вифсаиды переезд к жене означал повышение качества жизни.

Новая столица Галилеи (Тивериада) была построена совсем недавно. Неудивительно, что семья «царского слуги» жила в Капернауме. Да и какой смысл в переезде, если государь не сидит на месте -всё время в пути, и ты - вслед за ним?

Появление придворного Ирода Антипы в Кане свидетельствует об окончании его «махеронской командировки». Иоанн Окунатель казнён, в крепости оставлен гарнизон на случай вторжения со бывшего тестя – набатейского царя. Напоследок Ирод Антипа решил посетить Иерусалим – и «царскому слуге» пришлось его сопровождать, вместо того, чтобы скакать в Капернаум – к постели больного сына. В этот драматический момент он встретился с Иисусом, скандальные «субботние» исцеления которого в то время были у всех на слуху. Иисус его выслушал, встал и пошел в Капернаум. Кратчайшей дорогой - по прямой.

Сама по себе идея повидать Петра и подружиться на почве исцеления с семьёй влиятельного галилеянина выглядела заманчиво. Возможно, братья даже «держали кулачки», когда сообразили: куда клонит безутешный отец. Оставаться в Иудее было небезопасно. «Богохульника» в любой момент могли побить камнями или, как минимум, кулаками. За время его отсутствия страсти бы немного улеглись. Но идти туда напрямик – через Самарию – явно не входило в их планы.

Нечувствительность Иисуса к «самарянскому вопросу» - еще одно косвенное свидетельство того, что он – чужестранец. Самария для иудея или галилеянина была примерно тем же, чем был для белого человека нью-йоркский Гарлем до Рудольфо Джулиани. Вероятность быть ограбленным и избитым считалась настолько высокой, что мало кто решался искушать судьбу. Ирод Антипа с отрядом конной стражи, конечно, мог себе ни в чём не отказывать. Но для рядовых чужаков это была «русская рулетка»…

В общем, когда братья обнаружили, что Иисус идёт строго на север, они, скорее всего, не обрадовались. Но и отговаривать его не стали. Какой в этом смысл? Иисус пожмёт плечами, даже не сбавив скорости, и скажет: «Я никого с собой не звал. Сами за мной увязались.» Вот и весь сказ.

Но самое интригующее в этом сюжете – Мария!

Мы знаем, что в ходе «галилейского турне» она стала неформальным лидером небольшой женской «волонтёрской команды».

И было: ходил Он потом по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царство Божие, и Двенадцать с ним,
и женщины некие, которые получили исцеление от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиной, из которой вышло семь бесов,
и Иоанна, жена Хузы, состоящего при Ироде, и Сусанна, и другие многие, служившие им своим имением.


Само появление Марии в Галилее говорит о том, что она пришла туда через Самарию вместе с Иисусом и его братьями. Пришла и… тут же оказалась в кругу подруг! Причем, эти женщины проявили себя так, как не снилось малодушному нытику Петру или «мажорам» Воанергес. Женщины не клянчили у Иисуса «министерские портфели», а отдавали ему свои деньги и предоставляли к его услугам свои дома. И когда Иисуса убивали римляне, женщины его не бросили…

Откуда такое «чувство локтя» и такая серьёзность в таком неподходящем для этого месте, как Галилея? Думаю, из Иудеи. Очевидно все эти удивительные женщины – подруги детства Марии, которые нашли себе мужей среди придворных-иродиан.

Имя одного из суженных мы теперь знаем. И у нас есть все основания назвать им нашего безутешного отца. Ведь если «царский слуга» - Хуза, а его жена Иоанна – подруга Марии, то все пазлы в этом сюжете складываются просто идеально!..

Про горе в семье подруги первой узнала Мария. Идея привлечь Иисуса тоже, скорее всего, принадлежала ей. И встречу в Кане тоже устроила она, в тайне надеясь увидеться с Иоанной.

Судя по тому, что мы о ней знаем, Мария – девушка не робкого десятка. Плюс абсолютное доверие Иисусу. Такая авантюра, как двухдневное путешествие по Самарии – как раз в ее духе… Даже если Иуда на правах старшего брата пытался Башню остановить, у него не было ни одного шанса…

Про путешествие Иисуса и его спутников по Самарии почти ничего неизвестно. Есть только одна сцена - беседа с самарянкой у колодца в «Евангелии от Иоанна». Автор, в свойственной ему манере, вложил в уста героя много лишнего, но главное осталось – неподражаемый стиль Иисуса. Одной этой сцены достаточно, чтобы почувствовать страшную силу его обаяния.

Больше всего это похоже на флирт (если не сказать на «пикап»). Его собеседница – обычный человек, мыслящий стереотипами. Но для Иисуса никаких стереотипов не существует. Он не знает, что самаряне и иудеи между собой не должны разговаривать, не знает, что у них разные святыни… даже о том, что воду из колодца достают ведром, ему знать неинтересно (какая разница как ее достают?).

Вместо скучного списка «прописных истин» он видит конкретного живого человека. Причём видит его насквозь. И человек этот ему нравится. Нравится, что она простушка. Нравится, что влюбчивая, как кошка. Нравится ее бесхитростное кокетство… Она, наверное, еще хихикала смешно.  Должна была…

В результате, спутники Иисуса застают у колодца парочку, которой впору идти в клуб на танцы. Они, собственно, и идут –знакомиться с ее компанией. Классный же парень! Отлично время проведём!

Поэтому, когда пришли к Нему Самаряне, они просили Его остаться с ними.

Удивительно, что личное обаяние героя сохранилось, несмотря на то, что евангелист яростно выжигал его напалмом, заменяя тошнотворной «богословской отсебятиной».

Тем временем просили Его ученики говоря: Равви, ешь!
Он же сказал им: у меня есть пища, которой вы не знаете.
Говорили тогда ученики друг другу: не принёс ли ему кто-нибудь поесть?

Говорит им Иисус: ...
(Барабанная дробь.)
...пища Моя – творить волю пославшего Меня и совершать Его дело.

«Ха. Ха. Ха.», - говорил в таких случая другой такой же шутник - робот Вертер из т/ф «Гостья из будущего».
Здорово он их разыграл!

Как в этом панцире из нержавеющей стали сохранилась живая душа – загадка. Но когда перечитываешь диалог Иисуса с самарянкой, несмотря на зубодробительный текст, видишь всё: и его лучистый взгляд, и ее растаявшее сердце…

И Он остался там два дня.
И еще больше народа уверовало по слову Его;
и женщине говорили: уже не по твоим рассказам веруем; ибо мы сами услышали и знаем, что он есть воистину Спаситель мира.


«Два дня» - это вечер одного дня и утро другого. (Здесь всё так же как, с «тремя днями», которые тело Иисуса пролежало в гробу. Евангельские «три дня» - это вечер пятницы, вся суббота и утро воскресенья.) То есть, "свирепые самаряне" вместо побоев и грабежа предложили Иисусу его спутникам ночлег.

На следующий день они уже были в Капернауме…

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments