Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (19)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10), (11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18)
http://www.vothouse.ru/img/films/20130211/16.jpg
«Галилиейское турне» кажется больше, чем оно есть на самом деле, из-за пространных монологов Иисуса, составляющих главную ценность Нового Завета. Но если вынести их за скобки, у нас в руках окажется стопка открыток с видами Галилиейского озера. И больше ничего.

На одной открытке герой идет по воде, как по асфальту, на другой – раздаёт хлеб, на третей  - в озеро ныряют свиньи. Как одно следует из другого – непонятно. Чем продиктованы его перемещения? Чего он хотел от людей, а люди от него? Зачем он, вообще, пришел в Галилею  и почему ушел? На все эти вопросы «галилейские» авторы не отвечают. (Ну не считать же ответом заявления типа - «Он специально отправился в Иерусалим, чтобы его там казнили, потому что так было Богу угодно.»)

Получается странный микст: в своих словах Иисус удивительно живой, эмоциональный яркий, подлинный, а в делах – оловянный солдатик, которого таскают по игровому полю туда-сюда, а он только ружьё к ляжке прижимает да честь отдаёт.

Иначе и быть не могло! Ведь евангелистам приходится выдавать за живого человека - богословскую абстракцию и кроить хронику из анекдотов и городских легенд. Но главная беда – ошибочное представление о том, что Иисус действовал в соответствии с заранее намеченным планом. Будто бы у него была какая-то миссия.

Между тем, мы видим, что Иисус ничего не делал специально - лишь перелетал с места на место, как мячик, реагируя на внешнее воздействие. Он, в общем-то, ничего не сделал сам. Позволил Иоанну себя окунуть, разрешил Иакову и Иуде себя сопровождать, не возражал, когда к ним примкнула Мария, не мешал Никодиму себя спасать и «крышевать». Наконец, в Галилею он отправился, потому что этого захотел «царский слуга» Хуза. Он лишь согласился исполнить его желание.

Иисус – реактивен. Направление его движения определяется волей других людей и обстоятельствами. Сам по себе он просто податлив. И всё! Причём, эта феноменальная податливость – не следствие слабохарактерности или безразличия. Нет это его кредо! Иисус об этом прямо говорит в месте, которое многих смущает. А надо всего лишь дочитать до конца.

Вы слышали, что было сказано: «Око за око, и зуб за зуб».
А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую;
и желающему с тобою судиться и взять рубашку твою, оставь ему и верхнюю одежду.
И кто принудит тебя идти с ним тысячу шагов, иди с ним две.
Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отворачивайся.


Перед нами эскиз личной стратегии, написанный крупными яркими мазками. Можно было бы назвать ее «айкидо», если бы не полное безразличие к «противнику». У ленинградских художников в тельняшках был замечательный девиз «Митьки никого не хотят победить!». Иисусу бы он понравилось.
http://spb.madvis.ru/images/rus/include_images/144/mitki1.jpg
Очевидно, что заповедь, которую он предложил другим, была законом его собственной жизни. Но это обстоятельство полностью игнорируют евангелисты! А ведь достаточно поверить ему на слово, и под восковой кожей иконы немедленно заструится живая кровь…

Итак, мы с вами знаем: зачем Иисус отправился в Галилею, и почему пришел именно в Капернаум. Евангелистов  эти «мелочи», похоже, совсем не волнуют. Только у «Луки» - самого литературно искушенного из авторов – «галилейское турне» начинается в Назарете. В соседний Капернаум Иисус отправляется после неудачного выступления перед земляками.

…И исполнились все ярости в синагоге, услышав это,
и встав, выгнали Его вон из города, и повели до обрыва горы, на которой построен их город, чтобы сбросить Его.
Он же пройдя посреди них, пошел своим путём.


Нельзя не согласиться с «Лукой»: возвращение в родной город выглядит правдоподобно, а изгнание из него – хороший повод стать «странником», и достаточное обоснование иисусовой неприкаянности.

Но нам-то с вами ничего выдумывать не надо! Достаточно посмотреть на карту, и мы увидим, что нам сейчас нужно.

Мы видим, что сложный рельеф местности заставил наших путешественников сместиться на восток еще в Самарии. Дальше они идут по правому берегу Иордана. Доходят до истока и продолжают движение по западному берегу Галилейского моря.

До Тивериады (новой столицы, построенной Иродом Антипой) они не дошли, потому что повстречали рыбаков…

Мы уже говорили о том, что рассказ о призвании Симона и Андрея – вынужденная мера. «Галилейские» авторы должны были как-то объяснить их появление рядом с Иисусом, а той информации, которую мы получили из «Евангелия от Иоанна», у них под рукой не было. Пришлось «сынам громовым» потесниться и пропустить вперед «липовых рыбаков» из Вифсаиды, находящейся на противоположном берегу.

Но вот справедливость восторжествовала! Мы возвращаем их на место!

Пётр в данный момент находится в Капернауме и не помышляет о встрече с Иисусом. Иаков-Андрей выполняет для Иисуса, Марии и Иуды функции проводника и экскурсовода, потому что среди них он – единственный галилеянин. А значит, «сыновьям Заведея» на этот раз никто не перебежит дорогу.

Согласно «официальной версии», братья откликнулись на зов Иисуса – побросали сети, которые чинили, и пошли вслед за ним, чтобы «ловить человеков». Между тем, нашим путникам от них требовалось совсем другое – их лодка.
В Капернауме умирал ребенок. Идти до Капернаума пешком, намногодольше, чем напрямик по воде. Так что первое знакомство с братьями, очевидно, состоялось на почве «транспортных услуг».

Если бы речь шла о простой аренде, в наших путников доставил бы на место кто-нибудь из наёмных работников, и сыновья хозяина больше бы Иисуса не увидели. Вероятнее всего братья «повелись на звезду». Слухи об Иисусе – скандалисте и чудотворце - вполне могли принести в Галилею многочисленные паломники. Иаков был местным жителем – значит, мог найти с братьями общий язык. Иуда и Мария - хорошо образованные и напористые молодые люди. В конце концов, сам Иисус шит далеко не лыком! Ту же самарянку у колодца «перевербовал» быстрее, чем папаша Мюллер – Штирлица… А когда парни «вкурили» всю информацию, они наверняка возбудились и закричали – и... на всю оставшуюся жизнь стали Воанергес («сыны Грома»).

Так или иначе, лодка отчалила. Галилейское море, ведь только называется «морем». На самом деле, длина этого небольшого озера (от южного берега до северного) – около 20 км. А скорость лодки под парусом (при средненьком ветре) – около 10 км/ч. Вот посчитайте – как скоро они попадут в Капернаум…

Дальше «галилейские» авторы подкидывают нам новую загадку – они ничего не рассказывают об исцелении сына Хузы, ради которого Иисус и его спутники примчались в Капернаум. Причина здесь может быть только одна – никакого исцеления не было. Ребенок пошел на поправку сам – без посторонней помощи. Автор «Евангелия от Иоанна» на это довольно прозрачно намекнул, когда продолжил рассказ про Хузу.

…И когда уже был в пути, рабы его встретили, говоря, что отрок жив. Он спросил о часе, когда ему стало лучше. Они сказали: вчера в седьмом часу оставила его горячка.
Узнал тогда отец, что это был тот час, когда Иисус сказал ему: сын твой жив; и уверовал сам и весь дом его.


Евангелисту надо любой ценой сделать Иисуса магом или, на худой конец, ясновидящим. Но нам это совершенно не нужно! А потому в этой сценке мы вполне можем увидеть «благодарность за намерение».

Да, ребенок сам справился со своим недугом. Но в момент крайнего отчаянья, когда его отец не находил себе места, Иисус, не рассуждая, бросился на помощь. Как такое можно забыть? И что удивительно в том, что Хуза и его жена Иоанна с этого момента стали для Иисуса помощниками и покровителями?

Между тем, «галилейские» авторы настаивают, что Иисус, вообще, не видел выздоравливающего ребенка. А первое, что он сделал, когда добрался до Капернаума – выступил в синагоге. Текст выступления не приводится. Но сказано, что все «изумлялись учению Его, ибо учил Он их, как власть имущий, а не как книжники».

Там же в синагоге Иисус прикрикнул на какого-то разоравшегося психа – и тот сразу же заткнулся… У евангелистов эта бытовая сценка расписана, как величайшее чудо в истории человечества. И сразу же, без перерыва на обед, следующее «чудо» (про которое мы уже говорили) – Иисус выводит на чистую воду тёщу-симулянтку.

Где-то между этими двумя «чудесами» должна находиться встреча с ребенком Хузы и Иоанны. Найти эту сцену до смешного просто! Достаточно вспомнить о том, что евангелисты монтировали сцены "от балды", и не придавать значения их хронологии.

Интересующая нас сцена залетела аж в 5-ю главу «Евангелия от Марка». Там она и лежит. Слегка подправленная. Но вполне узнаваемая.

И когда переправился Иисус в лодке снова на другую сторону, собралось много народа вокруг Него, и был Он на берегу моря.

Это довольно точное описание первого появления Иисуса в Капернауме. Да, мы тоже считаем, что прибыл он туда не пешком, а на лодке. Читаем дальше.

…И приходит один из начальников синагоги по имени Иаир, и увидев Его, падает к ногам Его и умоляет Его, говоря: дочка моя при смерти.

Сделав поправку на «испорченный телефон» мы получаем отличное объяснение того, почему первым пунктом «капернаумской программы» Иисуса была именно синагога.

Во-первых это самое крупное и заметное здание в городе (оно сохранилось там до сих пор).
http://romeartlover.tripod.com/Cafarna1.jpg
Во-вторых, она находится почти у самой воды.
http://www.netours.com/images/stories/galalee/capernaum-area-aerial.jpg
В-третьих, тамошние служители, наверняка, знают: где дом «царского слуги», и могут туда проводить.

Если всё это суммировать получается довольно понятная картина. Хуза дал Иисусу простейшую инструкцию: зайти в синагогу и спросить там «любую собаку». Именно это Иисус и сделал в свойственной ему беспардонной манере. А когда какой-то богомолец попытался сделать ему замечание, вынул из него беса и заснул в другое отверстие.
Но вернёмся к нашему «чуду».

Превратив проводника - в отца, а мальчика – в девочку, «испорченный телефон» евангелиста ее умертвил. Что, в общем-то, логично. Потому что живого ребенка на ноги любой дурак поставит, а ты попробуй мёртвого подними! Верующим же чудо нужно, а не «чтобы насморк прошел».

…приходят от начальника синагоги и говорят: дочь твоя умерла, что утруждаешь Учителя? Иисус же уловив это слово налету, говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй.
И не допустил никого последовать вместе с ним, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова.


С братьями Воанергес – понято. Парни старались, везли – должны ж они увидеть, ради чего старались. Но откуда тут взялся Пётр? Они только-только на берег из лодки вышли. Не мог же Иаков-Андрей бросить Иисуса и побежать за братом. Зачем Пётр, вообще, тут нужен?.. Подождите еще чуть-чуть. Разгадка близка.

…И взяв ребенка за руку, говорит: талифа куми, что в переводе значит: девица, тебе говорю, встань!
И тот час встала девочка и начала ходить. Была она лет двенадцати.


Вам не кажется, что у «девицы» великоваты сиськи для 12-ти лет? Нет? Тогда давайте вернёмся в первую главу – сразу после бенефиса в синагоге.

…И подойдя, Он поднял ее, взяв за руку; и оставила ее горячка, и она служила им.

А теперь обратно в 5-ю главу.

…И сказал, чтобы дали ей есть.

Наоброт! Он сказал ей, чтобы она ему дала есть! Ему и его спутникам. Потому что наша «талифа» - тёща Петра.

Как это получилось? Очень просто! Евангелист имел в своём распоряжении несколько версий сюжета про исцеление или воскрешение то ли мальчика, то ли женщины. О том, что это две разные истории, он, очевидно, не догадывался. А потом созданный им «литературный гибрид» переписали еще два автора - и он окончательно стал каноном.

На самом же деле, Иаир привёл Иисуса в дом Хузы, где радостно улыбался выздоравливающий ребенок и его мать - Иоанна.

Все хорошо. Теперь можно расслабиться. И Иаков-Андрей ведет всю компанию в дом брата. А там - «тёща умирает – ухи просит».

Вот Иисус ее и «воскресил»… Очень уж кушать хотелось…

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments