Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (25)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10),
(11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24)

Закомплексованный Симон-Пётр и самоуверенные братья Воанергес – опасное сочетание. Все трое, судя по всему, считали? что Иисус – Христос (царь), корчащий из себя раввина ради конспирации. Все трое примеряли на себя маршальские погоны и рядились – кому на каком месте сидеть в президиуме. Было бы странно, если бы братья пощадили конкурента-земляка, который был идеальным объектом для насмешек, розыгрышей и других видов травли.

Евангелисты изо всех сил старались изобразить апостолов, как можно привлекательнее, а отношения между ними – исключительно дружескими. Да и сами апостолы наверняка о некоторых своих художествах предпочитали не вспоминать. Но кое-что до нас всё же дошло.

Причём, самый, наверное, грубый и жестокий розыгрыш братьев Воанергес подробно описал тот самый «Матфей», который из кожи вон лез, чтобы изобразить Петра «главным апостолом». Понятное дело, анекдот под его пером превратился в чудо, а лох - в героя. Но все его старания – в пользу бедных. Достаточно сравнить рассказ «Матфея» с тем, как описывают то же самое происшествие другие евангелисты.

Дело было сразу после «чуда умножения хлебов» в окрестностях Тивириады. Иисус сбежал от галилеян, желавших сделать его царем, а ученики его сели в лодку и отправились на север – в сторону Вифсаиды.

И когда настал вечер, лодка была посредине моря, а Он один на земле.
И увидев, что они гребут через силу – ветер им был противный, - около четвёртой стражи ночи идёт он к ним ступая по морю. И хотел миновать их.
Они же, увидев, что Он ступает по морю, подумал, что это призрак, и подняли крик.
Ибо все видели Его и были смущены.
Он же тотчас заговорил с ними и сказал им: мужайтесь, это Я, не бойтесь.
И вошел к ним в лодку и прекратился ветер.


Так половинчато описано это происшествие в «Евангелии от Марка». Вроде бы, есть намёк на что-то необычное, но как-то робко, по касательной. Остро чувствуется какая-то недосказанность.

А вот в «Евангелии от Иоанна» никакого намёка на чудо нет – всё просто и понятно.

…И темнота уже наступила, и еще не приходил к ним Иисус.
И море при сильном ветре волновалось.
Итак, пройдя на вёслах стадий около двадцати пяти или тридцати, видят они, что Иисус идёт по морю и приближается к лодке, и испугались.
Он же говорит им: это Я, не бойтесь.
Хотели они взять его в лодку, и тотчас лодка оказалась у земли, куда они плыли.


Судя по трезвости взгляда на происходящее и точности информации, ее сохранил для нас Иуда.

Что мы видим? Ученики разыскивают сбежавшего Иисуса самым разумным способом – так, чтобы всё время оставаться у него на виду - медленно идут на веслах вдоль берега и, очевидно, кричат, чтобы привлечь его внимание.

Одна стадия – 125 шагов (около 100 м). 25-30 стадий – около трёх километров.
Судя по «сильному ветру», на небе густые облака – луна и звёзды не видны. «И темнота уже наступила».
Вдруг – бац! – перед ними Иисус завис на поверхности воды.
Они было испугались, но тут лодка ткнулась носом в берег.
Оказалось, что Иисус просто стоял на песчаной отмели, а они сослепу не разобрались что к чему.

В арамейской версии «Евангелия от Иоанна» оборот «идёт по морю» передан с помощью универсального слова «ал», у которого целая куча значений, в том числе, и «рядом», и «вдоль».

Современные ассирийцы говорят «кхадер ал йама» про человека, который идёт вдоль берега.

Поверхность же воды в арамейском языке принято обозначать словом «апей» - «лицо». Именно оно использовано в самом начале ветхозаветной Книги Бытия («Дух Божий носился над водой»).

Как видите, здесь нет даже намёка на чудо. Тем не менее, у нас есть основания полагать, что Иуда рассказал не всё. То, о чем он предпочел забыть, мы находим в «Евангелии от Матфея». Это знаменитый «бенефис Петра», который так любят христианские проповедники.

…И тотчас заговорил с ними Иисус и сказал: мужайтесь; это Я не бойтесь.
А Пётр Ему ответил: Господи, если это ты, повели мне пойти к тебе по воде и пошел к Иисусу:
видя же ветер, испугался и начал тонуть, закричал: Господи, спаси меня.
И тотчас Иисус протянул руку, поддержал и говорит ему: маловерный, почему ты усомнился?


Эту приторную сценку автор, конечно же, мог придумать сам - просто взял текст «Марка» (основной источник фактуры для «Матфея») и залил сахарными соплями. Но есть в ней какая-то парадоксальная достоверность. И в ней самой, и в стыдливой недосказанности у «Марка», и в документальной точности у «Иоанна».

Чтобы во всем окончательно разобраться, надо поставить себя на место братьев Воанергес.

Итак, для вас лодка – дом родной. Считанное число километров береговой линии вы знаете, как свои пять пальцев. И дно на каждом его участке – тоже. Рядом с вами борзый иудей с сестрой-хулиганкой, суровый солдат и его брат - малолетний балбес, который вечно ноет и несет всякий вздор.

Иисус на отмели для вас, понятное дело, никакое не чудо. А пассажиры – да, удивлены. Солдата, конечно, хрен прошибёшь. И иудеи – умные. А Петька – походу сладкий… В этот момент «братья Воанергес», наверняка, плотоядно облизнулись, переглянулись и сделали «взволнованные лица».

- Гляди, Петьк! Учитель наш по воде чешет, как по асфальту! А ты что жопу на лавке греешь?! Иди к нему!
- А вы?
- А мы не можем – мы на веслах.
- Я же плавать не умею!
- И не надо! Ты, главное, верь! Помнишь, Учитель говорил, что вера может горами двигать? Так она тебя и на воде удержит. Учителя ж удержала. Давай!
- А может не надо?
- Надо, Петя, надо…

И «первоверховный апостол» отправляется за борт.
Утонуть он, конечно, не успевает. Успевает только испугаться и промокнуть. Иисус его вытаскивает на берег. Шутники ржут, брат даёт подзатыльник, Иуда хмурится, Мария идёт собирать ветки для костра…

До «Марка» эта история дошла в том виде, в котором ее рассказал Пётр.
У «Иоанна» - сухой отчёт Иуды и/или Марии.
А «Матфей», судя по всему, долго сидел над анекдотом от братьев Воанегес, пока не сообразил, что из него можно скроить первоклассное «чудо»…

Другой розыгрыш, поданный как чудо – «укрощение бури».

В «Евангелии от Иоанна» об этом, вообще, ничего нет (рафинированным иудеям, похоже, не нравился забористый галилейский юмор). Остальные евангелисты дружно повторяют одно и то же.

Якобы по дороге на «стрелку» с «гадаринским авторитетом» и его «легионом» (которая закончилась гибелью ни в чём не повинных свиней) лодка братьев Воанергес чуть не погибла.

…И поднимается сильный вихрь; и волны били в лодку, так, что лодка уже наполнялась водой.
А Он спал на корме на изголовье. И будят Его и говорят Ему: Учитель, Тебе всё равно, что мы погибаем?
И проснувшись, Он возбранил ветру и сказал морю: молчи, стихни. И прекратился ветер, и настала тишина великая.


Чтобы по достоинству оценить эпичность бедствия, взгляните на карту.


Напоминаю: «Галилейское море» имеет в длину 21 км, в ширину – 13 км. Средняя глубина – около 25 м (у берега – гораздо меньше).  Расстояние от Капернаума до пункта назначения – 5-7 км.

Было бы смешно подозревать в панике братьев Воанергес. А вот в инсценировке – легко!

Не трудно догадаться: кому они орали в уши: «Ааа!!! Мы все погибнем! Я так мало в жизни видел – за что мне это наказание?!!» Пётр же у нас – не морской волк, а таможенная крыса. Думаю, ситуацию усугубила морская болезнь. Картина маслом: он блюёт, они орут. Остальные пассажиры - хмыкают и отворачиваются.

- Что делать будем, Петьк? Неохота ж помирать в рассвете лет!
- Может Учитель поможет?
- Другого выхода нет. Буди нах!

По-моему, очевидно, что слова «молчи, стихни» Иисус адресовал отнюдь не морю и не ветру, а дубине, которая его разбудила. И то, что погода исправилась, вполне естественно: она всегда так – сперва хмурится потом улыбается.

А безмятежный сон – это явное указание на то, что Иисусу приходилось путешествовать по водоёмам покрупнее «Галилейского моря», что для еврея-египтянина вполне естественно (Александрия крупнейший порт Древнего мира, да и Нил – не Яуза).

Но самое поразительное в «морских приколах братьев Воанергес» - готовность огромного числа людей считать их чудесами, даже когда сами евангелисты ничего чудесного в них не видят!

Но самый удачный розыгрыш братья Воанергес организовали на суше.
Причём, на горе.
Причём  вершина этой горы всего на 130 метров выше уровня моря, а подножье – аж на 250 метров ниже.

Если верить официальной версии, через три дня исполнится 1986 лет этому знаменательному событию.
На Руси этот день принято называть «Яблочный Спас»…

Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments