Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (28)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10),
(11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27)
Всё в одном месте - http://golishev.livejournal.com/3038110.html
http://luxfon.com/images/201407/luxfon.com_28767.jpg
«Воскрешение Лазаря» - это тот редкий случай, когда нам не нужно включать фантазию. Потому что евангелист уже всё рассказал сам. Осталось только правильно понять ту информацию, которую он нам оставил.

Понятное дело, «официальная версия» никуда не годится. Давайте пробежимся по ней, чтобы сомнений не осталось.

Итак, в «Евангелии от Иоанна» это событие изображено, как «чудо из чудес».

Тогда многие из Иудеев, пришедшие к Марии и увидевшие, что он сотворил, уверовали в Него.

А злобные первосвященники «с этого дня приняли решение убить Его».

То есть, событие – можно сказать, эпохальное! Но у «галилейских» авторов о нём почему-то не сказано ни слова. Более того, «Марк» и «Матфей», вообще, ни разу не упоминают Лазаря. А Лука, будто в насмешку, назвал Лазарем облизанного собаками нищего из притчи, который благополучно умер и на том свете попал в «лоно Авраамово».

При этом «Марк» приписывает Иисусу воскрешение дочки начальника Капернаумской синагоги (в которой мы увидели тёщу Петра и ребенка Хузы). А у Луки воскрешение покойника, вообще, рутина – Иисус совершает такое «чудо» мимоходом, и публика к нему почти равнодушна.

«Иоанн», наоборот, не жалеет пафоса для своего эпоса! В итоге, Иисус в его рассказе предстаёт не столько, как чудотворец, сколько, как… циничный пиарщик и лицемер.

Любил Иисус Марфу и сестру ее и Лазаря.
А когда услышал, что Лазарь болен, тогда остался Он два дня на том месте, где был.


Странная какая-то «любовь», не находите - сидеть на ягодицах ровно, когда «брат Лазарь помирает ухи просит»?

Но это еще цветочки. Ягодки падают в лукошко, когда выясняется: чего именно Иисус ждал эти два дня.

…Тогда и сказал им Иисус прямо: Лазарь умер.
И Я радуюсь за вас, что Я не был там, дабы вы уверовали.


А мы «радуемся» за Лазаря, которому Иисус позволил умереть и немного разложиться, чтобы из его останков сделать «учебное пособие» для галейского быдла…

Но вот Иисус неторопливым прогулочным шагом доходит-таки до Вифании, и начинается шоу. Циник, хладнокровно позволивший парню умереть, начинает изображать «скорбь» и «волнение».

…увидев ее [Марию] плачущую и пришедших с ней Иудеев плачущих, возмутился духом и пришел в волнение.
И сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи, иди и посмотри.
Прослезился Иисус.
Говорили тогда Иудеи: вот как Он любил его.


И тут же влезает на броневичок и заводит хорошо нам знакомую шарманку:

Я – воскресение и жизнь!

Отче благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.
я знал, что Ты всегда Меня слышишь, но сказал ради народа, стоящего кругом, чтобы они уверовали, что Ты Меня послал.


Впрочем, мы уже привыкли к Логосу из «Евангелия от Иоанна» с его фальшью, лицемерием и тошнотворным пафосом. Наш Иисус – совсем другой. А потому мы пропустим мимо ушей весь «чудесный антураж» и саморекламу. Реальную картину мы будем воссоздавать, опираясь лишь на факты из рассказа евангелиста, и на выводы, к которым мы пришли в ходе нашего расследования.

Итак, мы не сомневаемся в месте и времени – Иерихон, канун Хануки. Недомогание Лазаря – типичная «дипломатическая болезнь». Иуда и Мария хотели, чтобы Иисус перебрался из Иерихона в Вифанию. Нужна была уважительная причина. Помог брат. Думаю, он охотно согласился на время прикинуться больным. Видимо такие шалости были у близнецов в порядке вещей…

Трудно сказать, чего здесь больше: заботы об Иисусе или эгоизма. Они, понятное дело, приписывали себе исключительно благородные мотивы. Но, с другой стороны, если бы не их «маленькая хитрость», не было бы Голгофы…

Впрочем, первая попытка потерпела фиаско почти сразу – «больной Лазарь» остался без ухи.

Говорят Ему ученики: Равви, только что искали Иудеи побить тебя камнями, и Ты снова идёшь туда?

Тогда Фома , называемый Близнец, сказал другим ученикам: идём и мы, чтобы умереть с ним!

остался Он два дня на том месте, где был.


Именно такой порядок реплик, дает нам возможность понять – что происходило в Иерихоне на самом деле.

Разумеется, за Иисусом пришел сам Иуда. И раздражение, которое мы слышим в его голосе – следствие слабости его позиции. Потому что возражали ему не рыбаки и не таможенник, а Иаков – человек, которого на кривой козе не объедешь. Именно в этот момент начинаешь понимать: почему Иисус задержался на целый сезон именно в Иерихоне.

Давайте еще раз посмотрим на карту и вспомним о двух основных угрозах, которые нависли над ним в этот момент.


Наиболее очевидная и актуальная проблема – Ирод Антипа. Пределы Галилеи они покинули, чтобы избежать ареста. Весь левый берег Иордана (область Перея) также входил во владения Ирода – так что наш «колобок» окончательно «ушел от дедушки» только после того, как все форсировали реку.

Вот мы с вами стоим на правом берегу и решаем: куда идти дальше. Иерусалим – опасное место. Полгода назад Иисус чудом избежал расправы. Кто даст гарантию, что в этот раз в него не полетят камни?

«И куда бедному крестьянину податься?» Правильный ответ: никуда. Нужно остаться на перекрёстке – в месте, из которого удобно бежать в любую сторону. Мы уже отмечали, что Иерихон находится на перекрёстке земель сразу шести колен израилевых.

Мы видели, как близко от него находится Самария, в которой у Иисуса есть надёжные друзья. А теперь представьте, что ему срочно надо бежать на родину – в Египет, или просто за пределы Палестины (скажем, в Набатею). Со всех точек зрения, Иерихон – уникальное место, подобранное умным и опытным человеком, который всё предусмотрел...

Итак, отчаянная попытка Иуды Фомы взять Иакова «на арапа» провалилась. На предложение «умереть с Иисусом» невозмутимый отставник лишь пожал плечами: «Умирай – если тебе нужно. А мы с Иисусом останемся здесь – и еще поживём». Думаю, именно в этот момент Иуду осенило…

Вы уже догадались, почему Иисус и апостолы отправились в Вифанию именно, через два дня? Давайте загибать пальцы. День понадобился Иуде на то, чтобы вернуться домой. Потом еще день посланный им слуга-горевестник добирался до Иерихона. Когда он дошел и сообщил о смерти Лазаря, выбора у Иисуса не осталось.

Дорога до Вифании занимает один день. Между тем, евангелист сообщает.

Придя, Иисус нашел, что он уже четыре дня в гробнице.

Это очень странно, потому что, в этом случае Лазарь должен был умереть в момент, когда Иуда вышел из Вифании в Иерихон. Представить, что он бросил брата в состоянии агонии, а Иисусу сообщил о простом недомогании, невозможно. Гораздо проще усомниться в достоверности этих «четырёх дней».

Интересно, как именно Иисус их «нашел»? Единственный возможный ответ: ему об этом сообщили обитатели усадьбы. Зачем? Чтобы Иисус не догадался, что, на самом деле, «Лазарь» лежит в гробу меньше суток – ровно с того момента, как в Вифанию вернулся его брат-близнец.

Иуда, конечно, не стал требовать от брата, чтобы он прикидывался мёртвым и ложился в гроб. Они же близнецы! Достаточно попросить его походить денек в своей одежде, и сделать всё самому. Так что в гробу лежал переодетый Иуда, а Лазарь, чтобы избежать палева был отправлен куда-нибудь подальше от Вифании…

Навстречу Иисусу отправили простушку-хлопотунью Марфу. Судя по ее поведению, Иуда и Мария развели сестру в тёмную – она не сомневалась в том, что Лазарь умер. Зная о том, как очистилась кожа ее отца, она наверняка считала Иисуса, в первую очередь, целителем. Потому и набросилась на него с упрёками: «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

Давайте взглянем на «историю болезни» ее глазами. Вот брат Лазарь занемог (на самом деле, прикинулся больным по просьбе Иуды и Марии). Вот Иуда отправляется в Иерихон за «доктором Иисусом». Вот возвращается ни с чем. Лазарь немного изменился в лице (Иуда отдал брату свою одежду и сам занял его место). Приступ болезни. Агония. Смерть. Погребение… И тут является пахнущий молодым вином и барашком Иисус в компании галилейских гопников. «Ну что, дама, кого вам там надо вылечить?» Женщина попроще, да потемпераментнее глаза бы такое выцарапала, а Марфе не позволило воспитание…

А что же Мария?

Мария же сидела у себя в доме.

С чего вдруг? «Крепкий хозяйственник» идёт Учителя встречать, а «любимый ученик» - «морозится»?!

…[Марфа] пошла и позвала Марию, сестру свою, сказав тайно: Учитель здесь и зовёт тебя.
Она же, когда услышала, встала поспешно и пошла к Нему.


Ах, как неловко получилось! Ей оказывается специальное приглашение нужно. Марфа не нужно, а она что - королевишна?

Мария, когда пришла туда, где был Иисус, увидев Его пала к ногам…

Удобный способ не встречаться глазами с тем, кого приходится обманывать! Интересно, чего она в этот момент больше боялась: покраснеть или заржать? Думаю, второе, потому что Иисус – не лох. И она это прекрасно понимала.

Ему стало всё понятно ещё в Иерихоне – когда прибыл посыльный из Вифании с «трагическим известием». Своей дерзкой выходкой Иуда поставил Иисуса перед выбором: обличить его ложь и оттолкнуть от себя нареченную мать и брата, или подыграть им... Впрочем, на самом деле, никакой дилеммы перед Иисусом не стояло. Просто ветер подул – сухой лист снялся с места, и полетел туда, куда его понесло…

Остальное – понятно. Иисус велел отвалить камень и вывел на свет божий симулянта-близнеца. Где в этот момент находился настоящий Лазарь в пыльной одежде брата – история умалчивает…

В этой реконструкции нет никакой отсебятины. Наоборот, мы убрали «литературный декор», с помощью которого евангелист пытался навязать нам «чудесную версию» - и всё встало на свои места.

Единственное, чего мы не успели сделать – разогнать толпу Иудеев, которые «на собачку говорящую пришли посмотреть». Евангелисту массовка нужна, чтобы «многие из Иудеев» «уверовали» и… тут же настучали на предмет своей веры «первосвященникам и фарисеям», а те, в свою очередь, приговорили иисуса к смерти. (Позже мы поговорим о том, зачем евангелисты выдумали эту чушь.)

А нам всё это без надобности. Тут дело семейное, камерное. Лишние люди тут не нужны.

Недомогание, которое изображал настоящий Лазарь, конечно, никакой смерти не подразумевало. А сменивший его на одре болезни Иуда пролежал там меньше суток. Потом Мария распорядилась, чтобы слуги отнесли тело в пещерную гробницу, сама «подготовила» его к «погребению» (помогла завернуться в простынь и накрутила на голову платок). И тут пришел Иисус…

Иуда и Мария – уж точно не хотели, чтобы в их усадьбе толпились чужие люди. И Лазарь – невольный участник аферы, которая изначально казалась ему вполне безобидной – тоже. От Марфы "страшную новость", наверняка, скрывали до последнего.

В общем, «многие из Иудеев», без которых евангелист шагу не может ступить – явно его собственное изобретение. А вот «фунт мира из нарда чистого драгоценного» за триста полновесных динариев – наверняка, правда! Мария демонстративно купила его , чтобы "подготовить " к погребению Лазаря". ля пущего правдоподобия.

Когда «за шесть дней до Пасхи» Иисус вновь пришел в Вифанию, Марии попалась на глаза эта бесполезная теперь жидкость. И когда Иуда возмутился ее расточительностью и назвал точную цену предмета (на покупку которого сам в своё время отсчитал динарии), Иисус его подколол: «А что такого? Разве я меньше подхожу на роль покойника, чем ты, когда изображал из себя мертвого Лазаря?» И все засмеялись.

Вам кажется, что это уже чересчур? Тогда попробуйте объяснить сами: как в доме Марии и Марфы оказалась эта дорогостоящая погребальная принадлежность? Единственное объяснение – миро предназначалось для Лазаря. Ведь так? А теперь (барабанная дробь!) ответьте: почему миро не было использовано по назначению? Ответ может быть только один: покупали - ради камуфляжа, не использовали – из-за бережливости Иуды. Сосуд с неиспользованным миром он припрятал на будущее – чтобы продать без палева, но глупая сестра всё испортила!..

И опять хочу напомнить: если эта версия вас чем-то не устраивает, вы всегда можете вернуться к официальной. Там всё осталось на прежних местах: и намеренная отсрочка, чтобы любимый Лазарь сдох и разложился, и лицемерные слёзы, и пафосные вопли «ради народа стоящего кругом» - вот это вот всё. Кушайте на здоровье!

А у нас в запасе остался только один не прояснённый момент – гроб.

В «Евангелии от Иоанна» место, где он находился, точно не указано. Но когда Мария выбежала из дома воображаемые «многие Иудеи», вроде бы, решили, что она бежит ко гробу, а потом выяснилось, что нет – в другую сторону, к Иисусу.


Иисус пришел в Вифанию по дороге, соединяющей Иерихон и Иерусалим. Понятное дело, что он и его спутники стояли со стороны Иерихона – восточней Вифании. Единственное альтернативное направление – в сторону Иерусалима. Получается, что тело унесли на запад. И это неудивительно, потому что у стены Иерусалимского храма в районе Кедронского ущелья находится своего рода «элитарное кладбище».
А еще там находится Гефсиманский сад.
А еще мы знаем, что в двух шагах от Гефсиманского сада находится дорога, на обочине которой римляне распинали опасных преступников.
А еще мы знаем, что Иосиф-Никодим, получив после распятия от Пилата мертвое тело Иисуса отнёс его в сад и положил там в гробницу…

В общем, наша версия понятна. Даже если бы мы не нашли для нее никакого подтверждения, мы бы всё равно думали, что Иисуса положили в тот гроб, в котором раньше лежал Лазарь. Но такое подтверждение есть.

Я имею ввиду документ, открытый в 1958 году Мортаном Смитом в монастыре Мар-Саба. Там американский исследователь сфотографировал древнюю рукопись - переписку отца церкви II века Климента Александрийского с неким Феодором, которого он хвалит  за непримиримость к ереси Карпократа.


Всё в этой рукописи хорошо – и греческая скоропись, и хорошо узнаваемый стиль Климента, и содержание, полностью соответствующее историческому контексту. Но есть нюанс. В этой переписке Климент цитирует неизвестный фрагмент «Евангелия т Марка», посвященный «воскрешению богатого юноши». Приведём процитированный в рукописи фрагмент целиком.

И пришли в Вифанию, и была там одна женщина, брат которой умер. И подойдя, поклонилась Иисусу и говорит Ему: сыне  Давидов, помилуй меня! Ученики же упрекали ее.
И разгневавшись, Иисус ушел с нею в сад, где была гробница. И немедленно послышался из гробницы крик большой. И подойдя, Иисус откатил камень от двери гробницы. И войдя немедленно, где был юноша, протянул руку и поднял его, держа за руку.
Юноша же, взглянув на Него, возлюбил Его, и стал приглашать Его быть с ним. И выйдя из гробницы, пришли в дом юноши, ибо был юноша богатым. И после шести дней повелел ему Иисус, и, когда наступил вечер, юноша [пришел] к нему, завернувшись в покрывало по нагому телу, и остался с Ним ночью той, ибо учил его Иисус тайне Царства Божиего.
Поднявшись же с того места, Он возвратился на другой берег Иордана.


Фрагмент этот вызвал страшный скандал, из-за его мнимого гомоэротизма. Были предприняты колоссальные усилия, чтобы доказать, будто рукопись была подделана исследователем, а ее текст - фальшивка.

Смит давно умер. Оригинал рукописи никто в глаза не видел. Нет убедительных доказательств ни его подлинности, ни подложности. Но сам текст - очень любопытный. И, как бы не решался вопрос с рукописью, в самом тексте нет никаких признаков фальсификации. Всё выглядит вполне достоверно. Уж во всяком случае, не менее достоверно, чем канонические евангелия!

Мы знаем, что все евангелия – продукт коллективного творчества. И с рукописями там далеко не всё однозначно. Во-первых, все основные сохранившиеся рукописи - довольно поздние. Во-вторых, в разных рукописях одного евангелия текст отличается. Иногда очень сильно. (В ранних рукописей канонических евангелий нет сцен посмертных визитов Иисуса к апостолам, или, скажем, сцены, спасения блудницы от камней ревнителей.)

Приведённый отрывок по стилю и содержанию вполне соответствует и заявленной эпохе и заявленной легенде о его происхождении - тайная версия «Евангелия от Марка» гностиков-карпократиан. Мы знаем, что каноническая версия – плод селекции, в ходе которой вымарывалось всё, что не соответствовало уже сложившейся христианской доктрине. И то, что в итоге получилось, нас совершенно не радует. Материал для наших реконструкций мы там находим, как старатели золотые крупинки на Колыме. Так почему ж мы должны с порога отвергать такие «отрезанные ветки», как этот апокриф? Давайте рассмотрим его как следует. Может что-то интересное обнаружится.

Нас, понятное дело, интересует не учение гностиков-карпократиан, а те детали, которые мы не нашли в «Евангелии от Иоанна». Помните, какой полезным для нас оказался абзац из «Евангелия от евреев», процитированный Иеронимом? Что мы можем поживиться у Климента?

Первый подарок – гробница в саду.

Еще раз взгляните на карту. Между Вифанией и Иерусалимом нет другого сада, кроме Гефсиманского, хозяин которого, по нашему убеждению - друг семьи Симона прокаженного Никодим-Иосиф. Он пожилой человек. На территории принадлежащего ему сада он оборудовал пещеру-гробницу, которой планировал воспользоваться сам. По-моему, всё сходится.

Мы уже описывали, как Марию однажды выручило его вино. В такой же критической ситуации брат с сестрой вполне могли воспользоваться и его погребальной пещерой. Ведь это очень удобно! Иуда, переодетый Лазарем, вполне мог зайти на территорию сада на своих двоих и «умереть» уже на месте. Территория – охраняемая. Никакие «многие из Иудеев» там появиться не могут. При этом, формальная сторона соблюдена полностью: умер, похоронили, оплакиваем.

«Большой крик из гробницы» - попытка побыстрее прекратить фарс, продиктованное чувством вины. Как только «покойник» понял, что Иисус пришел, он закричал: «Ну, всё! Давайте выпускайте меня!.. Иисус, прости за этот спектакль! Я сейчас тебе всё объясню!»

То, что «покойник» был завернут в погребальную пелену «по нагому телу» – не удивительно. «Тайный Марк» с этой пеленой никак не может расстаться. Воображение рисует ему какую-то «горбатую гору». Впрочем, "явный Марк" - не лучше. Обнаженный юноша, завернутый в покрывало «по нагому телу» просочился и в каноническую версию «Евангелия от Марка»! Причём дело было именно в Гефсиманском саду. Правда, несколько позже – когда за Иисусом пришли вооруженные люди, а Иуда его поцеловал.

…И некий юноша следовал за Ним, завернутый в покрывало по нагому телу. И хватают его
Он же оставив покрывало, нагой убежал.


Это не апокриф. Это абсолютно каноничный текст. В рамках официальной версии понять его невозможно!
Кто этот чудак? Почему он припёрся на место ареста Иисуса в таком нелепом виде?

Но всё меняется, если мы согласимся с тем, что место «воскрешения Лазаря» - Гефиманский сад, а сам «Лазарь» - переодетый Иуда Фома Близнец! Тогда знаменитый «поцелуй Иуды» - это поцелуй раскаянья и любви после «воскрешения», а не поцелуй коварства и измены в ходе пленения?

Вам случалось злоупотреблять доверием родителей? Я, например, часто прикидывался больным, чтобы не идти в школу. Самое тяжелое – когда обманутые родители вокруг тебя хлопочут с озабоченными лицами, и ты понимаешь: как сильно они тебя любят и какой ты… говнюк...

Прямо слёзы наворачивались – так хотелось их расцеловать и во всём сознаться!

Может и в Гефсиманском саду было что-то похожее?

А потом Иаков схватил Иуду за грудки. «Ах, ты ж сучонок!» Тот рванулся и… побежал по саду, как испуганный оленёнок – сверкая белой попкой…

Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments