Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (35)

Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10),
(11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20),
(21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34)
Всё в одном месте - http://golishev.livejournal.com/3038110.html
https://www.lds.org/bc/content/shared/content/images/gospel-library/manual/36618/36618_all_063_06.jpg

Что мы знаем о евангелистах?

Их основным языком был греческий. На его вульгарной версии (койне) написаны все тексты Нового Завета.

Никто из евангелистов никогда не жил в Палестине. Они плохо знают ее географию, историю. Совершенно не разбираются в еврейской правовой системе и религиозной традиции. Они, вообще, постоянно удивляют нас своим невежеством и некомпетентностью.

Свои произведения евангелисты создавали после разрушения Иерусалима римлянами. Главным в тот момент для христиан было: отмежеваться от неблагонадежных евреев и доказать свою лояльность империи. Для первых христианских общин это был вопрос жизни и смерти.

Не надо также забывать, что древнейшие тексты Нового Завета – послания апостола Павла. Из них евангелисты узнали о том, что беспечный скиталец с лучистыми глазами – на самом деле, нечто великое и уникальное: «Единородный Сын Божий», «Христос», «Спаситель», «Искупитель» и т.п. На те скудные сведения об реальном Иисусе, которые попадали к ним в руки, они смотрели глазами Павла. И когда приходилось включать фантазию, чтобы заполнить белые пятна, евангелисты вдохновлялись жизнью и подвигами «апостола язычников». Это неудивительно – ведь о Павле они знали гораздо больше чем об Иисусе. Именно Павел был их кумиром и ролевой моделью. Иисус же имел для них значение, лишь постольку, поскольку на него постоянно ссылался Павел…

Как известно, автор «Евангелия от Луки» написал продолжение – книгу «Деяния Святых Апостолов». Ее вторая часть целиком посвящена апостолу Павлу. И это, я вам скажу, настоящая хроника!

Если в «Евангелии от Луки» суд на Иисусом, несение креста, распятие, смерть и погребение легко укладываются в одну главу, то суду над апостолом Павлом в "Деяниях" «Лука» посвятил шесть полноценных глав. Причём это только начало - впереди у Павла был суд самого императора! (Увы, на пути в Рим текст оборвался - и будущее Павла скрылось во мраке).

Итак, с одной стороны мы имеем несколько куцых абзацев, с другой - 6 глав. Что означает эта вопиющая диспропорция? Только одно – евангелисты почти ничего не знали о суде по «делу Иисуса» и вынуждены были вдохновляться тем, что было у них под рукой - "делом Павла". Если мы не будем учитывать это обстоятельство боюсь мы, вообще, ничего в истории осуждения Иисуса на распятие не поймём.

В общем, я предлагаю вам прогуляться по широкому «Проспекту им. ап. Павла Тарсянина», и только потом завернуть в кривой«Тупик Иисуса Назорея». Именно в такой последовательности...

Тучи Павлом ним стали сгущаться, когда после очередного миссионерского турне он решил посетить Иерусалим. Загадочный пророк Агав даже опутал себя поясом, чтобы показать: как свяжут его в Иерусалиме иудеи «и предадут в руки язычников».

Тогда ответил Павел: что вы делаете, плача и сокрушая моё сердце? Ведь я готов не только быть связанным, но и умереть в Иерусалим за имя Господа Иисуса.

В Иерусалиме Павел первым делом наносит визит вежливости Иакову Брату Господню. Тот сообщает, что ревнители Закона намерены его судить за самоуправство.

…они наслышались, что ты всех Иудеев учишь отступлению от Моисея, чтобы они не обрезывали детей и не поступали по обычаям.

В качестве контрмеры Иаков предлагает пройти семидневный обряд очищения в Иерусалимском храме – мол, тогда евреи убедятся, что он по-прежнему подчиняется нормам Закона. Павел так и сделал, но это не помогло.

Когда же семь дней кончились, Асийские Иудеи, увидев его в храме, возмутили всю толпу и наложили на него руки, крича:
мужи Израильские, на помощь! Это – человек, который всех и повсюду учит против народа и Закона и места этого, да еще Еллинов ввел в храм и осквернил святое место это.


Асийские иудеи – живые свидетели его миссионерской деятельности – выступали в качестве обвинителей. Христианство, изобретённое Павлом, действительно, подразумевало независимость от еврейской религиозной традиции. На практике это вело к совращению евреев, живущих в рассеяньи, с «пути отцов».

В общем, состав преступления здесь совершенно очевиден и гнев ревнителей вполне оправдан. Иисус, как мы знаем, ничему подобному никогда не учил. Более того, он осуждал легкомысленное отношение к Закону (см. эпизод с пахарем, работавшим в субботу) и подчеркивал непреложность заповедей Моисея. Бурную полемику вызывали те заведомо исключительные моменты, в которые он демонстративно ставил выше буквы Закона человеческую жизнь. При этом часть иудеев с ним соглашалась, часть настаивала на непреложности буквы и угрожала внесудебной расправой, но никто даже не заикался о суде! Впрочем, со временем к «фирменным» полемическим приёмам Иисуса евреи привыкли, и под конец он уже воспринимался всеми, как уважаемый раввин.

Но вернёмся к Павлу, который, в отличие от Иисуса, накосячил – мама не горюй!

…Они хотели его убить, и дошло сообщение до трибуна когорты, что весь Иерусалим охвачен смутой.
Он тотчас, взяв воинов и сотников, устремился на них: увидев трибуна и сотников, они перестали бить Павла.


Как видите, Павлу достался «трибун здорового человека» (в отличие от «трибуна курильщика», который с «когортой курильщика» преследовал Иисуса). Этот трибун буквально спас Павлу жизнь. Более того, он разрешил ему выступить с воззванием у еврейскому народу с безопасного расстояния, обеспечив для него «живой щит».

Пересказывать речь Павла мы не будем. Он всегда говорил об одном и том же: о том, что получил блестящее образование, что чертовски бескорыстен и трудолюбив, что к язычникам его направил лично Иисус Назорей, явившись для этого с того света.

До этого момента они его слушали, а тогда возвысили голос свой, говоря: долой с земли такого! Нельзя ему жить!

Тут толпа стала напирать, и душке-трибуну пришлось увести оратора в безопасное место.

Эта милая сценка лучше тысячи слов говорит о том, как римляне относились к евреям-обвинителям - в первую очередь, как к проводу поржать. И это – всего лишь трибун, а не прокуратор, прославившийся своим антисемитизмом и жестокостью! Теперь вы можете по достоинству оценить всю нелепость изображенного евангелистами «Пилата робкого десятка», из которого злобные евреи верёвки вьют.

Но вернёмся к нашему Павлу…

Чтобы разобраться в происходящем, было решено его допросить. У римлян допрос проводился с помощью бича. Тело при этом должно быть надёжно зафиксировано на лавке. Однако, в ходе фиксации, тело взъерепенилось и сообщило, что оно – римский гражданин.

И трибун ответил: я за большие деньги приобрёл это гражданство. Павел же сказал: а я и родился гражданином.
И тотчас же отступили от него собравшиеся его пытать, а трибун испугался, узнав, что Павел Римский гражданин, а он связал его.


Тут комментарии излишни. Скажу только, что Иисус римским гражданином не был. И бич с его телом познакомился достаточно близко и плотно. Мартин Скорцезе и Мел Гибсон показали – как это выглядит со стороны.
http://3.bp.blogspot.com/_KvTqxacxE3A/S7FL4oI92bI/AAAAAAAAAlQ/6lorbtZBFZk/s1600/Picture+3.png http://okolokino.net/sites/default/files/images/passion03.jpg
…Дальше, любезные римские легионеры специально для Павла собрали синедрион – чтобы он мог еще раз выступить перед соплеменниками: перечислить все свои многочисленные достоинства и заслуги, объяснить, как они не правы.

Но первосвященник Анания приказал стоящим при нём бить его по устам.
Тогда Павел ему сказал: бить тебя будет Бог, стена побелённая!


Когда читаешь про этот удар, начинают терзать смутные сомнения. Можно ли верить евангелисту, который поместил кальку с этой сцены в дом Ханнанана? Впрочем, и само «ночное заседание» синедриона» в доме Каиафы – точно такая же калька. Поставленные перед необходимостью изобразить ненависть евреев к Иисусу, евангелисты просто "срисовали" ненависть евреев к Павлу. Только и всего! На то, что ненависть к Павлу была вполне обоснованной, а к Иисусу - нет, евангелисты внимания не обратили...

Между тем, Павел после пропущенного удара быстро очухался и довольно ловко использовал неоднородность суда - выдал себя фанатичного фарисея, на которого якобы взъелись саддукеи. В итоге, судьи стали спорить между собой, а хитрец спокойно покинул собрание в компании своих друзей римлян.

В итоге, ненависть еврейских лидеров к Павлу стала приобретать совсем уж патологические черты. Сорок ревнителей отказались принимать пищу до того момента, пока его не убьют. Об этом по своим каналам узнал родственник Павла. Выяснилось также, что напасть на него они собираются во время путешествия из Иерусалима в Кесарию – на встречу с правителем Феликсом. Узнав об этом милейший трибун распорядился отрядить для охраны уважаемого римского гражданина Павла «двести воинов, семьдесят конных и двести стрелков». Плюс вьючные животные – чтобы он не утомился в дороге.

Туда же прибыл первосвященник Анания со своим драчуном-ассистентом. Битый час они рассказывали правителю Феликсу про оскорблённые еврейские чувства, но всё напрасно - римляне не собирались выдавать Павла на их суд. Но и освобождать не спешили - в расчёте на взятку.

Потом Феликса сменил Фест. И опять делегация из Иерусалима пришла в Кесарию и смиренно попросила у нового правителя предоставить возможность осудить Павла по еврейским законам. «Требую суда Кесаря!» - молниеносно отреагировал римский гражданин. Фест развел руками, и евреи опять ушли не солоно хлебавши.

Следующим номером культурной программы, стала официальная встреча Павла с настоящим Царём Иудейским Агриппой (ставленником нового императора Гая Калигулы) и его супругой Вереникой. Встреча прошла в тёплой дружественной обстановке. Павел опять подробно рассказал о своих многочисленных достоинствах и выдающихся достижениях.

…Агрипа Павлу: еще немного и ты сможешь убедить меня сделаться христианином.
А Павел: молил бы я Бога, чтобы мало ли, много ли, не только ты, но и все слушающие меня сегодня, сделались такими же, как и я, кроме этих уз.

Агриппа же сказал Фесту: мог бы быть освобождён человек этот, если бы не потребовал суда Кесаря.


Вам встреча Павла и Агриппы ничего не напоминает? У того же автора в «Евангелии от Луки» Понтий Пилат отправил Иисуса на суд Ирода Антипаса. Тот побеседовал с арестантом и вернул его в «блестящей одежде».

Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ,
сказал им: вы привели ко мне Этого Человека, как смущающего народ; и вот я, произведя расследование в вашем присутствии, не зашел за Этим Человеком никакой вины из тех, что вы выставляете против Него.
Но не нашел и Ирод, ибо он отослал его к нам. И вот ничего достойного смерти Он не совершил. Итак, наказав его, отпущу.

Но они настаивали с громкими криками, требуя, чтобы Он был распят. И крики их всё усиливались. И Пилат решил исполнить их требование: отпустил сидевшего в тюрьме за мятеж и убийство, которого они требовали, а Иисуса предав в их волю.


Проблема в том, что «предать в их волю» означает: одобрить приговор синедриона и позволить евреям казнить преступника самостоятельно. О том, как это делается, мы знаем из тех же «Деяний» - на примере казни архидиакона Стефана, в которой принял активное участие… римский гражданин Павел (тогда он предпочитал называть себя Савлом).

…и, выгнав его за пределы города, побивали камнями. И свидетели сложили одежды свои у ног юноши, называемого Савлом. И побивали камнями Стефана, а он взывал и говорил: Господи Иисусе, прими дух мой.
И, склонив колени, воскликнул громким голосом: Господи, не вмени им этого греха! И, сказав это, почил. Савл же одобрял убиение его.


Напоминаю, я цитирую книги одного и того же автора – «апостола и евангелиста Луки». «Дело Павла» он описал лихо. Но в «деле Иисуса» концы у него упорно не хотят сходиться с концами.

Главная проблема – крест. Иисуса распяли римляне, а не побили камнями евреи. И с этим ничего нельзя поделать.

Говорит им Пилат: возьмите Его и распните, ибо я не нахожу в нём вины.

Этот лютый бред – из «Евангелия от Иоанна». Прокуратор предлагает евреям распять (!!!) Иисуса. Редактор, который вставил эту совершенно безумную фразу, в какой-то параллельной реальности находился. У него евреи распинают, а коровы чирикают.

…Ответили ему Иудеи: у нас есть Закон, и по Закону Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божьим. Когда услышал Пилат это слово, он еще сильнее устрашился.

Тогда он предал Его им на распятие.


Угу. Вроде бы, «предал Его им», но распял почему-то сам. После истязаний и глумления. Да еще прибил к кресту издевательскую табличку на трёх языках «Иисус Назорей Царь Иудейский»…

Думаю, пора заканчивать копошение в этой навозной куче. Давайте тщательно вымоем руки и расскажем: что, на самом деле, произошло в дворе Антониевой башни.

В беспардонной лжи евангелистов всё-таки есть несколько фактов, которые можно признать достоверными. Во-первых, это наличие двух разных обвинений: евреи обвиняли Иисуса в том, что он «сделал Себя Сыном Божьим», а римляне – в том, что объявил себя Царём Иудейским. Способ казни и табличка однозначно свидетельствуют о том, что победили в этом споре римляне.

Между тем, сам факт спора свидетельствует о том, что евреи рассчитывали на то, что прокуратор не станет предъявлять Иисусу своё обвинение. Иначе, не о чем было бы спорить. Достаточно оставить связанного Иисуса в руках римлян, и можно расходиться по домам – готовиться к празднику. В том, что он будет казнён, можно было не сомневаться. Иисус же – не Павел. Он не мог крикнуть «Требую суда Кесаря!» Его судьба решалась здесь и сейчас.

Мы знаем, что Понтий Пилат был пещерным антисемитом и очень жестоким человеком. Масло в огонь подливал трибун и его когорта - после ночного унижения они жаждали сатисфакции. Возможно, Иосиф Никодим переоценил материальную зависимость прокуратора от храмовой мафии. А может Ханнанан и не собирался хлопотать за Иисуса, считая его той самой «бабой», без которой «кобыле» станет легче. Так или иначе, шоу, которое устроил прокуратор, больше похоже на домашнюю заготовку, чем на импровизацию. И реквизит для нее явно был заготовлен заранее…

- Какое обвинение вы выставляете против этого человека?
- Он должен умереть, потому что сделал себя «сыном Божиим».
- А мне-то что? Разве я – иудей? (Иисусу) Ты – «Царь Иудейский»?
- Царство моё не от мира сего.
- Значит, ты всё-таки Царь?
- Я пришел, чтобы свидетельствовать об истине.
- Ааа (машет рукой) Что есть истина?.. Взять его!

Дальше – бичевание. На истерзанное тело натягивают красный «императорский» плащ. На голову нахлобучивают «шапку» из колючек.
http://4.bp.blogspot.com/-Jzj1lUKozMs/T5UMn_41nLI/AAAAAAAAAFg/VR0UECoWKns/s640/tumblr_l7om4fNrmC1qzzh6g.jpg
Вдоволь наглумившись, Иисуса выводят на помост.

- Вот человек… Кто он? Сын вашего Давида?
- Нет! Он обычный человек! Сын своего отца, а не сын Давида! Сын отца! Вар-авва! Вар-авва!
- Царя ли вашего распну?
- Нет! Это не царь! Это Вар-авва! Нет у нас другого царя, кроме кесаря!
- (Иисусу) Ты-то что молчишь? Ты - Царь?
- Это ты назвал меня царём. Не я.
- Ты чё такой дерзкий? Разве не знаешь, что я власть имею отпустить тебя и власть имею распять Тебя.
- Ты не имел бы надо мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше…

Тогда он передал Его им на распятие.

«Им» - то есть, трибуну и его сердитой когорте…

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments