Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Category:

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (38)

Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10),
(11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20),
(21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30),
(31), (32), (33), (34), (35), (36), (37)
Всё в одном месте - http://golishev.livejournal.com/3038110.html

…Рождённое от плоти есть плоть, и рождённое от Духа есть дух.
Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: нужно, чтобы вы родились свыше.
Ветер, где хочет, веет, и голос его слышишь и не знаешь, откуда приходит и куда уходит.
Так каждый рождённый от Духа.
Ответил Никодим и сказал Ему: как может это быть?


«Заповедь спонтанности (вдохновенности)», наряду с «братолюбием» - ключевой элемент учения Иисуса.

«Срок действия» его единственной молитвы («Отче наш») – сутки. Уверенность в завтрашнем дня – вредная и опасная иллюзия. Жить надо здесь и сейчас, а не ради прекрасного будущего, которое никогда не наступит. Так учил Иисус.

Иисус сказал: Был человек богатый, у которого было много добра. Он сказал: Я использую мое добро, чтобы засеять, собрать, насадить, наполнить мои амбары плодами, дабы мне не нуждаться ни в чем. Вот о чем он думал в сердце своем. И в ту же ночь он умер.

Это одна из лучших логий «Евангелия от Фомы»…

Иосиф Никодим был первым, кого Иисус попытался отучить от дурной привычки планировать. Но упрямый старик «ветряную метафору» не понял и остался при своём мнении. В итоге, именно он стал режиссером мучительной смерти Иисуса. Из лучших побуждений, конечно!

Иосиф Никодим был уверен в успехе, когда навязывал Иисусу свой план. Почему он подчинился? Мы знаем об этом из разговора в погребальной пещере, который подслушали сонные апостолы. Иисус подчинился Иосифу, как отцу.

Мы часто наступаем на горло собственной песне, чтобы сделать нашим отцам приятное. Носим подаренные ими старомодные часы, смотрим с ними дурацкий хоккей, смеёмся, когда они несмешно шутят и рассказывают бородатые анекдоты. Или жалеем, что не делали этого - когда наши отцы уходят, и уже ничего нельзя изменить.

Чашу, которую дал Мне Отец, неужели Я не стану пить ее?

В чаше оказался яд…

Евангелисты не сообщают: имел ли Иосиф Никодим собственных детей. Наверняка, имел. Семейные ценности – неотъемлемая часть еврейской праведности. А он – член синедриона, уважаемый человек. Значит, и в личной жизни у него всё было безупречно.

Мне легко его представить вдовцом. А детей его – взрослыми людьми разного возраста. Старший мог быть ровесником Иисуса, младший – ровесником Марии.

«Отцовские нотки» в его привязанности к Иисусу как бы намекают на утрату, которая так и не поросла быльём в его сердце. Думаю, Иосиф Никодим потерял взрослого сына. Болезнь, несчастный случай, война. Есть много вариантов.

Остальные его дети – девочки, ставшие женщинами. Младшая (незамужняя) вполне могла стать подругой Марии и спутницей Иисуса. Я бы предложил на эту роль Саломию.

У «Марка» - самого информированного из «галилейских» авторов – она неразлучна с Марией. Девушки вместе стоят у подножия креста. Вместо идут проведать покойника воскресным утром.

«Матфей» и «Лука», черпавшие у «Марка» фактуру, от Саломии отказываются. У них среди женщин, «последовавших за Иисусом из Галилеи», ее почему-то нет.

Как всё это можно объяснить?

Во-первых, не надо забывать, что источники «галилейских» авторов сами ничего не видели. Они точно знали, что на Голгофе присутствовала Мария, но очень не хотели оставлять ее там одну (чтобы нос не задирала). Но кого к ней добавить? Того, чьё присутствие выглядит там наиболее правдоподобно!

Думаю, источники «Марка» назвали именно Саломию потому что, что она – не галилеянка, а иерусалимлянка. По той же причине «Матфей» и «Лука» от нее избавились. Они, вообще, из кожи вон лезли, чтобы изобразить Иисуса коренным галилеянином, а его трёхмесячное «галилейское турне» - его «звёздным часом». Отогнать Марию от креста они не отважились. Но ее единственной надеждой и опорой сделали мифическую «рыбацкую маму». Плюс Иоанна, которую предприимчивый «Лука» пригнал на Голгофу, не считаясь с тем, что она – жена придворного-иродианина.

Думаю, все три девушки дружили с детства – Мария, Иоанна, Саломия. Иоанна первой вышла замуж и переехала в Капернаум, а Мария и Саломия остались со своими родителями. Отец Марии – Симон Прокаженный. Дружба дочерей, по-моему – отличное дополнение к дружбе отцов!

Напоминаю, мы с вами "кроим из блохи голенище" не от хорошей жизни. Просто евангелисты про женщин из окружения Иисуса почти ничего не рассказывают.

Вот, например:

…и Сусанна

Это всё, что они сообщили нам об одной из них. Имя.

На этом фоне Иоанна – это просто праздник какой-то! Мы знаем, как зовут ее мужа, чем он занимается и где живёт. Об остальном - можно догадаться.

И про Саломию мы знаем чуть больше, чем одно только имя. Особенно если учесть один загадочный фрагмент «Евангелия от Фомы»...

Я много раз его перечитывал, но так и не смог ничего понять. Попробуйте вы – может у вас получиться.

Иисус сказал: Двое будут отдыхать на ложе: один умрет, другой будет жить.
Саломея сказала: Кто ты, человек, и чей ты (сын)? Ты взошел на мое ложе, и ты поел за моим столом.
Иисус сказал ей: Я тот, который произошел от того, который равен; мне дано принадлежащее моему Отцу.
(Саломея сказала:) Я твоя ученица.
(Иисус сказал ей:) Поэтому я говорю следующее: Когда он станет пустым, он наполнится светом, но, когда он станет разделенным, он наполнится тьмой.


Ну как? По-моему, билиберда какая-то.

А теперь давайте вооружимся нашими находками и попробуем еще раз.

Итак, Саломия – дочь Иосифа Никодима. Место действия, судя по всему – родительский дом. Время действия - самое начало повествования (первое знакомство). «Отец» - не Бог, а вполне земной отец девушки.

Возмутительную фразу «ты взошел на моё ложе» не стоит принимать близко к сердцу. Ее сексуальный подтекст – скорее всего, недоразумение. Дело в том, что «Евангелие от Фомы» было изначально написано по-гречески. Потом его перевели на коптский. Именно коптскую рукопись (папирус) нашли в Египте в 1947 году (греческий оригинал утрачен). Находку изучили и перевели с коптского на английский, потом с английского - на русский. После всех этих испытаний наивно было бы рассчитывать на прозрачность и стилистическую безупречность. Но если разбросать все пазлы по столу и заново сложить в соответствии с нашей новой гипотезой, всё встанет на свои места.

У меня, например, получился диалог в духе сказки «Три медведя», в которой Иисус - девочка, а Саломия – животное. Как и в сказке, наше «животное» сердится.

- Почему ты хозяйничаешь в моём доме: спишь на моей кровати, ешь за моим столом?! Можно подумать, ты не гость моего отца, а сын!
- Да, он для меня всё равно, что отец («равен»). А значит, мне, как сыну, принадлежит всё его имущество. И в доме его я могу делать всё, что захочу.
- Как такое может быть? Объясни! Я тебя внимательно слушаю («Я твоя ученица»)…

Чтобы понять ответ Иисуса, воспользуемся молитвой «Отче наш», которая очень близка ему по смыслу. В этой молитве есть свои сложности перевода. Позже мы их подробно разберём, а пока ограничимся первыми двумя строками.

Арамейский вариант молитвы гораздо лаконичнее греческого, церковно-славянского или русского. Обращение «Отче наш, который на Небесах!» в арамейской версии - это всего два слова, сочетание которых можно перевести, как «Источник небесного света, пронизывающего собой всё существующее». Звучит коряво, зато точно.

Со второй стокой еще интереснее.

«Да светится имя Твоё».

Ничего не заметили?

Да! Зная о реальном содержании первой строки, мы теперь совсем другими глазами смотрим на «свечение имени»!

В арамейской версии здесь тоже только два слова. Их сочетание означает «Создай для себя пустое место» или «Очисть для себя пространство». Причём там использовано "низкое" бытовое слово, означающее веник (предмет для выметания сора из избы).

А теперь давайте вернёмся к формуле Иисуса, которую от него услышала сердитая Саломея.

Когда он станет пустым, он наполнится светом, но, когда он станет разделенным, он наполнится тьмой.

Человек, который не видит разницы между гостем и родным сыном, а со своим достоянием расстаётся так легко, будто оно ему не принадлежит, достоин восхищения. Такая опустошенность просветляет - «наполняет светом». А собственнические инстинкты человека портят - «наполняют тьмой». Причём, внешне незаметное расхождение в этом вопросе значит больше, чем узы брака и прочие «семейные ценности» - «Двое будут отдыхать на ложе: один умрет, другой будет жить».

И знаете, в чём ужас? Я собирался писать про Иосифа Никодима – про то, как его обманули римляне, и что из этого вышло. Даже уже начал это делать. Но тут каким-то ветром ко мне занесло Саломею – и… все мои грандиозные планы полетели под откос. Будто нарочно.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments