Владимир Голышев (golishev) wrote,
Владимир Голышев
golishev

Categories:

когда я познакомился с Чадаевым (три года назад)...

...он был либерал-оппозиционером, а я "охранителем" (тогда это слово не использовалось)

он - клеймил режим в либерал-оппозиционном сайте "Глобалрус" (именно так), писал открытое письмо Чубайсу дабы он в открытом бою поразил "кровавую гебню" на президентских выборах... о Павловском отзывался так: "Он живет, под собою не чуя страны"

я - работал в ФЭПе, публиковал в "Русском журнале" (гл. ред. М.Ремизов) длинные концептуальные тексты, воспевающие мудрость и дальновидность путинской политики (они еще лежат там в архиве... хорошие статьи) и т.д. ...Более того, когда (сразу после ареста Ходора) Павловский из тактических соображений стал симулировать оппозиционность, я немедленно ушел из ФЭПа к "силовикам" (на связанный с ними интернет-ресурс)... ибо принципиальный "охранитель" был... не хухры-мухры...

так вот... тогда у меня-охранителя и у него-оппозиционера были прекрасные личные отношения... мы откровенно симпатизировали друг другу и все такое...

прошло три года...

бывший оппозиционер Чадаев стал охранителем, я - оппозиционером... рокировочка...

и вот же ж, бля, НИЧЕГО ОБЩЕГО... блевать тянет меня от бывшего приятеля во всех его проявлениях...

разницу между нами нынешними идеально иллюстрируют наши "тронные речи": моя - в НАЗЛОБУ, чадаевская - в его новом ресурсе

я свою, правда, полгода назад писал... но я и сегодня такую же написал бы - ничего не изменилось...

сравните:


Песня, угодная Небу 

Есть в Нагорной проповеди одна заповедь, которой сегодня мало кто придает значение. 

"Не пецытеся убо на утрей
, - говорит Спаситель, - утрей бо собой печется…

И заключает: "Довлеет дневи злоба его".

(на современном русском языке: "…Не заботьтесь о завтрашнем дне – он сам о себе позаботится: достаточно для каждого дня его собственной заботы")

Похоже, на красивую метафору. Между тем, невооруженным взглядом видно, что это – именно заповедь. Заповедь, которую мы большей частью не выполняем. 

Сколько квадратных метров нашей души отводится под тот отрезок жизни, который мы в данный момент проживаем? Как правило, значительно меньше, чем территория, занятая воспоминаниями и прожектами. Это ж так приятно – вспоминать о величии СССР и грезить о "реставрации Империи"! Можно наоборот - проклинать "сталинские репрессии" или "проклятый совок" и свято верить в грядущее торжество "демократии". Без разницы. 

- Идиоты!
кричит нам апостол Матфей, пробивая стену толщиной почти в две тысячи лет, - Пока вы тут слюни пускаете, чьи-то проворные руки шарят в ваших карманах, срывают одежду с ваших дочерей, вносят тюки со своим вонючим барахлом в ваши дома и объявляют себя их "законными хозяевами"… Вас же на чистом арамейском языке предупредили, на греческий перевели, славянским "залакировали". А для совсем безнадежных - есть же Синодальный перевод!

А мастера дзен молча хлопают одной ладонью и проживают каждый момент "здесь и сейчас". Как "доктор прописал". Будто это для них, а не для нас, написано Евангелие. 

"Заповедь сиюминутности"
при всей ее кажущейся простоте и незатейливости – наверное, самая трудноисполнимая из всех христовых заповедей. Похлестче запрета на эротические фантазии и гнев. Впрочем, "евангельское право", в отличие от ветхозаветного, действует нелинейно – оно лишь задет вектор и еще на старте лишает "кандидатов в праведники" почвы под ногами. Чтобы не задавались.

В общем, понятно, что бежать на исповедь после сеанса воспоминаний или бальзаминовско-маниловских грез – это перебор. Но знать о том, что это – "не есть гут" христиане (и приравненные к ним лица) просто обязаны... 

Итак,
"Довлеет дневи злоба его"

С ударением на "его" понятно – вчерашняя или завтрашняя "злоба" сегодня "довлеть" не должна. 

А если ударить на "довлеет"?

По Далю все просто: "довлеет" значит "достаточно", "хватит". Мол "испытай удовольствие от двух ирисок "Меллер". Строго от двух. Не больше. Ибо довлеет тебе две ириски, а третья – от лукавого. 

А если без Даля, то в этом славянском слове невооруженным ухом слышится давление, доминирование. Попробуйте это и без того давящее слово как следует ударить ("ДОВЛЕЕТ дневи злоба его!") - мечтать да ностальгировать не захочется. До того ли, когда сегодняшний день пьяным трамвайным попутчиком навалился на грудь и довлеет, довлеет, довлеет?..

Ударим "дневи"…

Утекающий сквозь пальцы день – точка на бесконечной прямой бытия – уже завтра никому не нужен. И все, что он в себе нес, умерло (как говориться, "проехали"). Новый день принесет свою "злобу". А тот - непережеванный, который навсегда ушел - камнем упадет на дно желудка, грозя несварением. 

И, наконец, "злоба"…

Можно самому злиться. Можно злить кого-то другого. Без разницы. И в том, и в другом случае налицо конфликт – то есть, маленькая война (которая, как известно, "мать вещей").

Крепко ушибленные Большой Войной в середине прошлого века мы с молоком матери впитали сатанинский обман: "Лишь бы не было войны!" Тем временем на противоположной части глобуса холодно констатировали: "Есть вещи поважнее мира". Результат известен… 

Между тем, самое бесконфликтное место – кладбище. И то – на пару локтей вниз, ибо на поверхности во всю делят участки, оскверняют надгробия, воруют у покойников конфеты и крашенные яйца (у покойников – самых мирных людей на свете – воровать одно удовольствие). 

Хочешь мира? Готовься: все твое достояние, перейдет к тому, для кого "есть вещи поважнее мира". Это закон. 

А потому "песня угодная Небу - пусть будет Война!"  И ее родная сестра "злоба". 

…А теперь, вооружившись этим знанием, пройдемся вразвалочку по информационному полю. Отделим добротную "злобу" от пушистой "пиаровской" плесени, дубиноголового официоза и прочего хлама. Позволим себе роскошь злиться и злить. 

И пусть "довлеет дневи злоба его", а "энергетическая империя" и прочий "третий рим" – не "довлеют".

19.06.06




Политцензура

Русская журналистика находится в кризисе. Цена печатного слова упала. Если когда-то публикации в газетах становились поводами для скандалов и разбирательств, то сегодня что бы о ком ни написали, это пропадет втуне. Герои публикаций относятся к ним по принципу "собака лает - караван идет". Сами журналисты, в свою очередь, привыкли к безответственности, поскольку их нельзя поймать на слове и нельзя заставить ответить за слова. 

Со страниц изданий исчезла полемика. Издания превратились в узкопартийные площадки, на которых дискуссия невозможна. А ответить в одном издании на публикацию в каком-то другом тоже невозможно - редакции не берут такие материалы, чтобы "не делать рекламы конкурентамЭ и вообще не вступать с ними ни в какие отношения. В итоге каждый телеканал, каждая газета и каждый сайт становится "вещью в себе", безуспешно пытаясь делать вид, что он и есть все российские СМИ. 

Это очень старая проблема, хорошо известная русской политической культуре. И культура знает, как с этим бороться. Новое - хорошо забытое старое. В целях борьбы за свободу слова и публичных дискуссий мы, группа товарищей, решили возродить институт политической цензуры

В наше время, когда писателей больше, чем читателей, наличие серьезного ведомства, чья работа состоит только в том, чтобы изучать разнообразную продукцию креативного класса - непозволительная роскошь для казны. Однако ничто не мешает сделать цензуру общественной. 

Что такое "цензура"? Это учреждение, которое ставит себе целью читать то, что пишут другие, и вырабатывать официальное мнение по этому поводу. И это мнение впоследствии получает статус политического решения, от которого зависит судьба текста, а то и автора. 

Сайт "Политцензура" - это официальный вестник новой российской цензуры ХХI века. Мы будем отслеживать различные публикации печатной и электронной прессы, и давать им свою оценку. Мы также будем публиковать развернутые ответы на любые тексты, размещенные в самых разных изданиях. Наконец, мы будем следить за враньем и манипуляциями, и выводить на чистую воду лжецов и манипуляторов. 

Читайте и смотрите. Цензура идет к вам. 

05.12.06

то же самое в исполнении автора (видео) - http://www.politcensura.ru/poglyadet/ot_gruppy_tovarischej__1

 _____________________________________________________________________
...перечитываю свою запутинскую апологетику трехлетней давности (ровно такую же отмороженную как нынешняя антипутинская критика) и вижу - я не изменился... моя оценка путина и путинщины изменилась кардинально, да... а я сам - нет... 

значит изменился Леша... до неузнаваемости

а почему?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments