Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

я

PERSONAL JESUS (ВСЁ В ОДНОМ МЕСТЕ)

Я в данный момент пишу текст, конца которому пока не вижу - пересказ человеческим языком той истории, которая изложена евангелистами через жопу
(разбираю все их нелепости, противоречия, умолчания, пафосные глупости и нелепые выдумки).
В итоге, должна получиться простая, понятная и очень современная история про отличного парня...
Ссылки на уже написанные куски буду оставлять здесь.
P.S. Начал писать следующий раздел - про учение Иисуса, очищенное от всего лишнего.
Нумерация сквозная.


PERSONAL JESUS: Based On A True Story
(1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10), (11),(12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34), (35), (36), (37), (38), (39), (40), (41)

PERSONAL JESUS: The Common Human Doctrine
(42)

я

Любите ли вы Эйзенштейна, как люблю его я?

Вот вам тогда гениальный фрагмент его потрясающих мемуаров, который нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЧИТАТЬ ДО КОНЦА.
Сказать, что это атмосферно и точно - это ничего не сказать!

-----------------------------------------------------------------------------------
НЕЗАМЕЧЕННАЯ ДАТА

«Сам» Аркадий Аверченко забраковал его —
мой рисунок.
Заносчиво, свысока, небрежно бросив:
«Так может нарисовать всякий».
Волос у него черный.
Цвет лица желтый.
Лицо одутловатое.
Монокль в глазу или манера носить пенсне с таким видом, как будто оно-то и есть настоящий монокль?
Да еще цветок в петличке.

…Рисунок действительно неважный.
Голова Людовика XVI в сиянии
над постелью Николая II.
Подпись на тему: «Легко отделался». (Перевод на русский слова «veinard» не сумел найти…)

Аркадий Аверченко — стало быть, «Сатирикон» — и тема рисунка легко локализируют эпизод во времени.
Именно к этому времени он и относится.
Именно об эту пору грохочет А.Ф.Керенский против тех, кто хотел бы на Знаменской площади увидеть гильотину.
Считаю это выпадом прямо против себя.
Сколько раз, проходя мимо памятника Александру III, я мысленно примерял «вдову» — машину доктора Гильотена — к его гранитному постаменту… Ужасно хочется быть приобщенным к истории. Ну а какая же история без гильотины!

…Однако рисунок действительно плох.
Сперва нарисован карандашом.
Потом обведен тушью.
Рваным контуром, лишенным динамики и выразительности непосредственного 51 бега мысли или чувства.
Дрянь.
Вряд ли сознаюсь себе в этом тогда.
Отнести «за счет политики» (в порядке самоутешения) — не догадываюсь.
Отношу за счет «жанра» и перестраиваюсь на «быт».

Быт требует другого адреса.
И вот я в приемной «Петербургской газеты».
Вход с Владимирской, под старый серый с колоннами ампирный дом.
В будущем там будет помещаться Владимирский игорный клуб.
Узким проходом, отделанным белым кафелем, как ванная комната или рыбное отделение большого магазина.
В этой приемной, темной, прокуренной, с темными занавесками, я впервые вижу деятелей прессы между собой.
Безупречно одетый человек с физиономией волка, вздумавшего поступить на работу в качестве лакея, яростно защищает свое монопольное право «на Мирбаха».

Убийство Мирбаха — сенсация самых недавних дней.
Кто-то позволил себе влезть с посторонней заметкой по этому сюжету.
В центре — орлиного вида старец.
Точно оживший с фотографии Франц Лист.
Седая грива.
Темный глубокий глаз.
От Листа отличают: мягкий и не очень чистый, к тому же светский, а не клерикальный воротник и отсутствие шишек, которые природа так щедро разбросала по лику Листа.
Очень импозантный облик среди прочей табачного цвета мелюзги.
В дальнейшем я узнаю, что это Икс — очень известная в журналистских кругах персона.
Известная тем, что бита по облику своему более, чем кто-либо из многочисленных коллег.
Специальность — шантаж.
Притом самый низкопробный и мелкий.

… Однако меня зовут в святилище.
В кабинет.
К самому.
К Худекову.
Он высок.
Вовсе неподвижен над письменным столом.
Седые волосы венцом.
Красноватые припухшие веки под голубовато-белесыми глазами.
Узкие плечи.
Серый костюм.
В остальном — это он написал толстую книгу о балете.
Предложенный рисунок — по рисунку более смелый, чем предыдущий.
Уже прямо пером. Без карандаша и резинки.
По теме он — свалка. Милиции и домохозяек.

«Что это? Разбой?» — «Нет: милиция наводит порядок».
На рукавах милиционеров повязки с буквами «Г. М.».
Такую повязку я носил сам в первые дни февраля. Институт наш был превращен в центр охраны тишины и порядка в ротах Измайловского полка.
Худеков кивает головой.
Рисунок попадает в корзиночку на столе.
В дальнейшем — на страницу «Петербургской газеты».

Я очень рад. Подумать только: с юных лет ежедневно я вижу этот орган печати.
И до того, как подают газету папаше, жадно проглатываю сенсационно уголовные «подвалы» и «дневник происшествий».
Сейчас — я сам на этих заветных страницах.
И сверх того в кармане — десять рублей.
Мой первый заработок на ниве… etc.

Второй рисунок.
На тему о том, до какой степени жители Петрограда привыкли к… стрельбе.
(Стало быть, в городе об это время постреливают. Да, видно, и не так уж мало.)
Четыре рисуночка по методу crescendo.
Последний из них:
«Гражданин, да в тебя, никак, снаряд попал!» — «Да что ты?
Неужели?»
И полснаряда торчит из спины человека.

Глубокомысленно?
Смешно? Хм-хм…
Но зато… правдиво!
Помню — сам я попал под уличную стрельбу.
По Невскому двигались знамена.
Шли демонстрации.
Я заворачивал на Садовую.
Вдруг стрельба,
беготня.
Ныряю под арку Гостиного двора.
До чего же быстро пустеет улица при стрельбе!
И на мостовой. На тротуаре. Под сводами Гостиного — словно кто-то вывернул на панель ювелирный магазин.
Часы. Часы. Часы.
Карманные с цепочками.
С подвесками.
С брелочками.
Портсигары. Портсигары. Портсигары.
Черепаховые и серебряные.
С монограммами и накладными датами. И даже гладкие.
Так и видишь скачущий бег вприпрыжку людей, непривычных и неприспособленных к бегу.
От толчков вылетают из карманов жилетов часы с брелочками.
Из боковых — портсигары.
Еще трости. Трости. Трости.
Соломенные шляпы.

Было это летом. В июле месяце. (Числа третьего или пятого.)
На углу Невского и Садовой.
Ноги сами уносили из района действия пулемета. Но было вовсе не страшно.
Привычка!
Эти дни оказались историей.
Историей, о которой так скучалось и которую так хотелось трогать на ощупь!
Я сам воссоздавал их десять лет спустя в картине «Октябрь», на полчаса вместе с Александровым прервав уличное движение на углу Невского и Садовой.
Только улицы, засыпанной тростями и шляпами, после того как разбежались демонстранты, снять не удалось (хотя специально включенные с массовку люди специально их раскидали).
Несколько хозяйственных старичков из добровольной заводской массовки (кажется, путиловцев) старательно на бегу подобрали имущество, дабы не пропало!

…Так или иначе — рисунок уловил привычку.
Глубокомысленно или смешно?
Не важно!
Передо мной чудо.
Высокий,
стройный,
серые волосы венцом,
каменно неподвижный,
белесоватоглазый с красными припухшими нижними веками, автор толстой книги о балете.
Сам.
Хозяин.
Вдруг… прыснул.
Я даже испугался. Этот рисунок дал мне 25 рублей.

Мало!
Десять и двадцать пять — никак не выходит сорока рублей.
А мне нужно именно сорок.
«История античных театров» Лукомского стоит ровно сорок рублей.
Да и этих тридцати пяти никак не уберечь.
Беру сорок рублей в долг у домашних, покупаю «Историю» и планирую широко раскинуть поле деятельности.
Мне советуют пойти к… Пропперу.
Это — «Биржевка».
Иду на… «Огонек».
Так именуется издаваемый при «Биржевых ведомостях» еженедельный журнал.
Разделом карикатуры там ведает (кажется, безраздельно) Пьер-О (Животовский).
Барахло ужасное.
И совершенно несправедливо, что он барахло… единственное и безраздельное.
Так или иначе, я у Проппера.
В этот день я просто улизнул из школы прапорщиков инженерных войск, что на Фурштадтской, в бывшем помещении Анненшуле.
Уже несколько дней в школе делается черт знает что.
Занятия не ведутся или ведутся с перебоями.
После сладостно напряженного периода учений в лагерях, — еще романтизированных ночными караулами в дождь и непогоду 55 на шоссе, на подступах к Питеру, в тревожные дни корниловских попыток к наступлению, — после напряженной полукурсовой экзаменационно-зачетной поры (минное дело, понтонное, моторы и т. д.) — вдруг день за днем непонятный застой и томление.
А сегодня утром еще к тому же никому не разрешается выходить за ворота.
Ну, уж это слишком!
Я знаю проходной двор на Фурштадтскую.
И поминай как звали…
Чем шляться из конца в конец по нашим коридорам.

…Я — у Проппера.
Этот — совсем в другом роде.
Приемной вообще не помню.
Вероятно, был «допущен» очень быстро.
Комната очень маленькая.
Никаких ввысь уходящих ампирных окон за тяжелым штофом занавесей.
Сигара в зубах.
Небольшая,
нетолстая
и не очень дорогая.
Ничего от Нерона. (Худекова можно было бы сравнить с покойным императором, только очень похудевшим.)
Что-то от зубного врача.
Острая бородка.
Белый медицинский халат,
с завязками вдоль всей спины, начиная от шеи.
И стола никакого не помню.
Все в движении.
Бантики завязок.
Бородка.
Сигара.
Безудержный поток слов.
В руках у меня пачка достаточно ядовитых рисунков против Керенского.
Тематика Проппера явно смущает.
Автор, видимо, прельщает.
Поток слов скачет безудержно:
«Вы молоды… Вам, конечно, нужны деньги. Приходите послезавтра… Мы все уточним. Я вам дам аванс…» — и т. д. и т. д.
Немного оглушенный, я ухожу, договорившись обо всем…

И где помещалась редакция, я тоже не помню.
И где я садился на трамвай.
И как очутился против Адмиралтейства.
Против Александровского садика.
В этом месте я всегда любил, проезжая, заглядывать на площадь Зимнего дворца, прежде чем ее скроют первые дома на углу Невского.
В Александровском садике торчат голые ветки деревьев.
Много лет спустя, когда я буду работать над сценарием «Девятьсот пятого года», мне врежется в память деталь из рассказа кого-то из участников Кровавого воскресенья о том, как на этих вот деревцах, «словно воробьи», сидели мальчишки и от первого залпа по толпе шарахнулись вниз.
Здесь свершалось 9 января.
Где-то рядом — 14 декабря.
Даты я эти, конечно, знаю, но в те годы они бытуют где-то сами по себе и довольно далеко от меня.
Площадь меня интересует своим архитектурным ансамблем.
Еще совсем светло.
Где-то в городе идет стрельба.
Но кто на нее обращает внимание?
В «Петербургской газете» даже есть карикатура на эту тему…
За подписью «Сэр Гэй».

Трамвай пошел по Невскому.
Вспоминая, как бегала из угла в угол сигара во рту Проппера, а сам Проппер — из угла в угол светлой маленькой комнатки, я, усталый и довольный, сажусь за разборку заметок, собранных за последнее время в Публичной библиотеке.
Это заметка о гравере XVIII века Моро Младшем.
Цветная гравюра его «La Dame du palais de la Reine» за десятку попала мне в руки из грязной папки одного из самых захудалых антикваров Александровского рынка.
Вскоре она обросла рядом других листов.
А листы — заметками, кропотливо собиравшимися по каталогам граверов в нашем древнем книгохранилище…
Примерно через год тетенька моя par alliance Александра Васильевна Бутовская, унаследовавшая от ослепшего мужа, генерала, 57 одно из лучших собраний гравюр, которые они вместе собирали всю жизнь, — хрупкая старушка, посвящавшая меня в прелести и тонкости Калло (у нее был полный Калло), Делла Белла (у нее был полный Делла Белла), Хогарта, Гойи (не хватит места перечислять, кого только полного у нее не было!) — так вот, примерно через год тетенька (par alliance) Александра Васильевна мгновенно определила, что «лист» мой — вовсе даже не лист, а «листок» — репродукция из калькографии Лувра…
В описываемое же время я был еще полон иллюзий и поглаживал мой лист со всей сладострастностью истинного коллекционера, ласкающего истинное сокровище.

Затем с часок я приводил в порядок заметки о граверах XVIII века.
И отправился спать.
Где-то в городе далеко стреляли как будто больше обыкновения.
У нас на Таврической было тихо.
Ложась спать, я педантично вывел на заметках дату, когда они были приведены в порядок.

25 октября 1917.

А вечером дата эта уже была историей.

* * *

Съемками в Зимнем дворце я нагоняю упущенный кусок истории из собственной биографии.

я

опять Нассим Талеб

https://assets.bwbx.io/images/users/iqjWHBFdfxIU/iiPm246w1wSU/v1/628x-1.jpg
"Я просто описываю свою жизнь и не решаюсь давать советы, потому что все значимые советы, которые мне давали, оказывались ошибочными. Так что я рад, что не послушался их.

Мне сказали сосредоточиться, и я никогда этого не делал.
Мне сказали не медлить, и я 20 лет ждал, чтобы издать «Черного лебедя», и было продано 3 миллиона экземпляров.
Мне сказали не ставить вымышленных героев в свои книги, и я добавил Нерона Тюльпана и Толстяка Тони, потому что мне стало скучно.
Мне сказали не оскорблять New York Times и Wall Street Journal, но чем больше я оскорблял их, тем любезнее они становились по отношению ко мне.
Сказали не поднимать тяжести, а я стал тяжелоатлетом и больше никогда не имел проблем со спиной.

Если бы мне выпал шанс прожить жизнь заново, я бы хотел быть более упрямым и бескомпромиссным, чем я был.
...
Если что-то является чепухой, говорите об этом громко. Это немного навредит вам, но будет хорошим тестом на стойкость. В долгосрочной перспективе люди, которые должны вам доверять, будут доверять вам.

Когда я был еще безызвестным автором, я вышел из студии радио Bloomberg во время интервью, потому что интервьюер говорил какой-то бред. Спустя три года журнал Bloomberg сделал материал обо мне темой номера. Каждый экономист на планете ненавидел меня..."

https://vc.ru/p/taleb-speech
----------------------------

До чего всё-таки вдохновляющий человек!
Как вовремя я на него наткнулся!

я

PERSONAL JESUS: Based On A True Story (13)

Продолжение.
Начало: (1), (2), (3), (4), (5), (6) ,(7), (8), (9), (10), (11),(12)
http://static.highsnobiety.com/wp-content/uploads/2014/10/10-things-you-probably-didnt-know-about-pulp-fiction-10.jpg
«Мать Иисуса» - тема, крайне болезненная для приверженцев "традиционных церквей". Причем не столько из-за догматов или уставного "благочестия", от которого сводит скулы, сколько из-за живого чувства и личного опыта. Слишком многие обращаются к Приснодеве Марии за помощью и заступничеством. И верят в то, что они ею услышаны. Не случайно люди придумали для неё целое ожерелье ласковых имен – Нечаянная Радость, Споручница Грешных, Честнейшая Херувим и Славнейшая без сравнения Серафим. Без истления Бога Слова родшую сущую Богородицу тя величаем.

Всё это, конечно, обязывает. Нет, не положить драгоценный предмет на место и отойти на безопасное расстояние. Наоборот, не выпускать его из рук, пока тайное не станет явным…

Начнём с материнства, в самом что ни на есть земном смысле. Что мы видим у евангелистов? С одной стороны, трогающие душу ясли, с другой - возмутительное поведение взрослого Иисуса по отношению к женщине, которая его родила. Причем, если рождественский сюжет – явная легенда, то описание отречения от матери и братьев безусловно дошло до нас от живых свидетелей этого события.

«Галилейские» авторы воткнули его в самые не подходящий места. А в «Евангелии от Иоанна» - всё наоборот: там, где эта сцена "отречения" просто обязана находиться, зияет дыра. Конец второй главы. Сразу после знаменитого «изгнания торгующих из храма».

Мы привыкли видеть его в самом конце повествования – непосредственно перед Голгофой. Но это же совершенно нелогично! Одно дело, вспыхнуть и наломать дров при первом посещении "святого места". Другое - хладнокровно прибить мошонку к брусчатке на Красной площади, чтобы "произвести эффект". Если в первое поверить легко, то второе я просто исключаю...

Итак, Иисус размахивает веревочным бичом, опрокидывает столы, ломает клетки с птицами. Разглядеть низкорослого хулигана со стороны сложно. Толпа его загораживает. Слышен только шум.

Представьте себе ужас матери и братьев, когда выяснилось, что скандалист и бузотёр, которого храмовая стража чуть не забила насмерть деревянными дубинками – их «горе луковое»!

Что они делают? То же, что сделали бы на их месте любые нормальные люди – хотят забрать Иисуса, и бежать с ним из Иерусалима.

Когда они его нашли, Иисус в окружении своих спутников рассказывал возмущенным ревнителям про 46-летий «храм тела своего». Появление матери – т.е. «зодчего», заложившего фундамент этого "храма" - вполне могло стать поводом для шуток со стороны оппонентов.

- Иди давай, умник! За тобой мама пришла...
- ...Молока принесла!

Довольно обидно. А если вспомнить подростковую задиристось Иисуса (которую он в очередной раз показал, когда на ровном месте устроил драку с храмовым персоналом), то его реакция на материнский окрик не покажется странной.

А после отречение началось самое интересно – наречение.

…И обведя взором сидящих вокруг него, говорит: вот матерь Моя и братья Мои, ибо кто исполнит волю Божию, тот брат Мой и сестра, и матерь.

«Матфей» дополнил это описание характерным жестом:

…И протянув руку к ученикам Своим, сказал: вот матерь Моя и братья Мои.

Это сразу два жеста: первый адресован одному человеку, другой – нескольким. Сначала Иисус определился с наречённой Матерью, потом перешел к наречённым братьями.

Представьте себе, как это выглядело. Вот Иисус оглядывается по сторонам. Вот взгляд его останавливается на глазах, которые смотрят на него предано и с обожанием. «Вот матерь Моя!» - говорит он Марии, дочери Симона (кому же еще?). Дальше - Иаков и Иуда. С этого момента они - его братья. Они и больше никто. Потому что Пётр во время потасовки спешно покинул пределы храма в компании молодой жены и строгой тёщи. Думаю, сборы были недолгими - пару часов спустя они уже бежали в сторону "иудейско-галилейской границы".

Красивым дополнением сцены бегства мог бы стать флеш-бек: подвыпивший жених, обнимает Иисуса за плечи и клянётся, что «порвёт» любого, кто посмеет на него «залупнуться». Еще бы! Дорога ложка к обеду, яичко – к пасхальному дню, а первоклассное вино – к свадьбе. Особенно если хозяйского вина катастрофически не хватает…

Но если с женихом всё понятно, то «Матерь Иисуса» нуждается в дополнительных пояснениях. Что он имел в виду, когда назвал своей матерью девушку, которая по возрасту годилась ему в дочери?

В «Евангелии от Луки» есть поздний эпизод-вставка, в котором описано первое появление Иисуса в доме Симона в Вифании.

…вошел Он в одно селение. И женщина некая по имени Марфа, приняла его в дом свой.
И у неё была сестра, называвшаяся Марией, которая и села у ног Господа и слушала слово Его.
Марфа же вся был поглощена услужением. Она подошла и сказала: Господи, Тебе дела нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы она мне помогла.
И ответил ей Господь: Марфа, Марфа, заботишься ты и беспокоишься о многом, а одно только нужно: Мария же благую долю избрала, которая не отнимется у нее.


Свадьба в Кане Галилейской состоялась на следующий день. А еще через день он отрёкся от женщины, которая его родила и, указав на Марию, сказал: «Вот матерь Моя!».

Внимание! Вопрос: «Кого евангелист назвал «Матерью Иисуса», когда рассказывал про свадьбу в Кане Галилейской?»

Раньше этот вопрос возникнуть не мог.
Разве у Иисуса две матери? Разумеется, ту единственную, которая его родила!
Но теперь у нас есть два варианта ответа.

Первый подразумевает, что где-то в промежутке между Вифанией и Малой Галилеей к Иисусу присоединилась его пожилая мама. Как она догадалась о том, что встретит сына в это время в этом месте? Ну, допустим, сердце материнское подсказало. Главное, она помнит, что у Иисуса есть уникальный дар - производить алкогольные напитки в промышленных количествах по первому требованию! Видимо, он уже не раз показывал этот фокус, раз сердобольная старушка была уверена в успехе… А после свадьбы они всем кагалом сбегали в Капернаум, побыли там «немного дней» и вернулись в Иерусалим в аккурат к празднику...

Это «официальная версия». А вот моя – альтернативная.

Иисус всё делает спонтанно – дерётся, отрекается, усыновляется. Это не блажь, а личная стратегия. (Ночью он расскажет об этом Никодиму, но тот его не поймёт.) Если совсем-совсем коротко: вдохновение для Иисуса значит больше рассудка. В момент, когда он по наитию назвал молодую девушку своей Матерью их связала незримая пуповина. Хотя возникла она с первого взгляда. На следующий день мы уже видим пару, которая ведёт себя так, будто прожила вместе целую жизнь... Так что, называя ее своей "Матерью", он лишь констатировал то, что уже случилось.

Да, так бывает. «Дерево и рыжая собака – вот кого он взял себе в друзья». Почему именно их? «Колдовской ребенок» не ответит. Он даже вопроса нашего не поймёт. «Дерусь, потому что дерусь!» - отмахнулся толстый мальчик Портос и выхватил шпагу. «Почему "мать"? Потому что родная» - мог бы, наверное, сказать Иисус. Вместе с тем, его непроизвольное юродство - единственный адекватный ответ на неизбежные кривотолки.

- Кто она тебе? Дочь? Жена? Невеста? Наложница?
- Она – моя мать.

Люди, конечно, покрутят пальцем у виска, но от сальных намёков воздержатся. Не похож он на сластолюбца. На психа - да, похож

Помните, эпизод «нет пророка в своём отечестве»?

…и приходит он в отечество Своё; и следуют за ним ученики Его.
И когда настала суббота, начал Он учить в синагоге, и многочисленные слушатели изумлялись и говорили: откуда у него это? И что это за премудрость дана Ему? И такие чудеса совершаются руками Его!
Не Он ли плотник, сын Марии и брат Иакова, Иосита, Иуды и Симона? И сёстры его не здесь ли с нами? И соблазнялись из-за него.


У нас не было с этой сценой никаких проблем, пока мы не сомневались в том, что «отечество» Иисуса – славный город Назарет. Но вот краеугольный камень вывалился из фундамента - и покосилось всё здание. Странно было бы расчитывать на то, что стены и крыша не пострадают...

Назарет, как мы уже выяснили – недобросовестная попытка выдать прозвище Иисуса за топоним. Мы точно знаем, что место действия - не Назарет. Давайте попробуем определить подлинные координаты этого места.

Первое, что хочется отметить: в арамейской версии «Евангелия от Марка» вместо нашего "отечества" используется словосочетание «свой город». Скорее всего, именно оно и было сказано. "Свой город" - не обязательно место рождения. Так могло называться место постоянного пребывания Иисуса в ходе "галилейского турне" - место, в которое он возвращался из путешествий.

В «свой город» он «пришел» из Капернаума. Ближайший от Капернаума населённый пункт – Вифсаида, родной город его наречённого брата Иакова (Андрея, Филиппа). Если у Иисуса и было место в Галилее, которое он мог назвать «свой город», то это именно Вифсаида.

Другой сомнительный момент - сама комбинация имён, перечисленных его недоброжелателями. Вам она не кажется знакомой? Сколько там всего имён? Пять? Или всё-таки три?

Учтите, мы опять имеем дело с «испорченным телефоном», который в данном случае, всё искажает в пользу каноничной «назаретской версии», цену которой мы знаем. Давайте воспользуемся этим евангельским фрагментом, как сырьём и попробуем реконструировать то, что жители Вифсаиды сказали Иисусу на самом деле?

«Ты ж не раввин, а простой работяга! Да еще и псих! Называешь «матерью» девушку, которая тебе в дочери годится, Иакова сына Иоанна, которого все мы знаем, называешь своим братом. И этого приезжего - Иуду сына Симона - тоже. Какой "брат"? Что ты несёшь?! Он же твоей «матери» - брат, правильно? Значит, тебе он кто? Дядя?..» И так далее.
Для полноты картины эти глумливые выкрики следует сопроводить издевательским смехом…

Я уже обращал внимание на путаницу с именем отца Симона-Петра. В древнейших рукописях его называют «сын Иоанна». В более поздних – «сын Ионы». Второй вариант стал общепринятым. Иосия - третий вариант. Можно даже предположить, что «Иоанн» и «Иона» - две версии искажения именно этого более редкого имени, которое и есть его подлинное имя. Землякам же виднее, как завали отца Иакова и Симона, которые росли у них на глазах! Если они говорят "Иосия", значит,так и есть.

Впрочем, «Иосия» - не обязательно имя отца. Возможно, это "псевдоним" Иакова. Дело в том, что «Иосия» переводится, как «укреплённый Богом». Отличное прозвище для маленького богатыря, который с детства мечтал стать военным!

Но главое - мы видим, что в ходе «галилейского турне» Мария находится рядом с Иисусом на правах его «матери». И этот курьёзный статус служит поводом для насмешек недоброжелателей.

Из многочисленных новозаветных апокрифов можно также узнать и о враждебности Петра. Например, последний 118-й стих "Евангелия от Фомы" начинается его диким требованием: "Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни..." Эффект несколько смазывает то обстоятельство, что речь идёт о вечной жизни в Царствии Небесном. Но, влюбом случае, неприязненное отношении к Марии здесь очевидно. Возможно, одна из причин - ее прозвище: Магдалена.

Разумеется, никакого города «Магдала» в Палестине нет и никогда не было! И если оно вам встретилось на какой-нибудь сильно умной карте, выкиньте эту карту! Зато есть слово "магдала", которое переводится с арамейского, как «башня». Некоторые особо упрямые толкователи, соглашаются, что с «городом Магдалой» они попали впросак, и тут же заявляют, что Мария – «любовница римского легионера, с которым она жила в башне – отсюда и прозвище». Откуда они всё это берут? Спросите что-нибудь полегче.

Между тем, в прозвище «Башня» может быть вшито, как минимум, два очень любопытных намёка.

Первый намёк – чисто свадебный. Дело в том, что любое иудейское свадьбное пиршество сопровождалось пением куплетов, собранных в «Песни песней». Солировали при этом по очереди – юноша и девушка. А помогал им небольшой хор.

Цитирую восьмую главу "Песни песней", в которой раскрывается «тема сисек»:

(девушка)

О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей!
тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.
Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей.
Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих.
Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.


(хор)

Заклинаю вас, дщери Иерусалимские,- не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.

(девушка)

Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного?

Под яблоней разбудила я тебя:
там родила тебя мать твоя,
там родила тебя родительница твоя.


Положи меня, как печать, на сердце твое,
как перстень, на руку твою:
ибо крепка, как смерть, любовь;
люта, как преисподняя, ревность;
стрелы ее - стрелы огненные;
она пламень весьма сильный.


Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее.
Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.


(хор)

Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее;
что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее?


Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра;
если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.


(девушка)

Я - стена, и сосцы у меня, как башни;
потому я буду в глазах его, как достигшая полноты…


Легко себе представить танцпол, на котором в окружении галилейских хохотушек стоит девушка «из хорошей семьи», но с простым сердцем. И не спускает озорных глаз с других глаз – тех, в которых она «как достигшая полноты». И голос ее звенит...

В общем, «Магдалена» («Башня») – вполне может быть прозвищем-напоминанием о том ее выступлении. В устах брата Иуды оно – безобидная подколка, в устах ревнивого «первоверховного апостола» – скорее, скабрезность.

Другая версия напрашивается сама собой, если вспомнить: кого Иисус нарёк «Камнем». В этом контексте «Башня» (сооружение, состоящее из множества камней) - отличная возможность поставить хама на место, указав на сравнительную ценность его самого и жертвы его нападок.

Но всё это – впереди. Мария пока не «Башня» и не «Матерь Иисуса» (несмотря на то, что евангелист уже присвоил ей это «почётное звание»).

Возможно, в последних лучах догорающего дня она впервые увидел Симона, которого неумолимый Иаков притащил-таки в Вифанию. В этом случае Мария стала невольным свидетелем перепалки, в ходе которой самоуверенный жених заработал свое стоеросовое прозвище. И ее брат Иуда – тоже всё это видел и слышал. Думаю, этот публичный позор тоже мог стать причиной неприязни.

Можно также предположить, что богатое поместье их отца (многократно превосходящее «капернаумские стандарты») также произвело на Симона угнетающее впечатление. Ему в такой роскоши никогда не жить.

Но самое неприятное то, что брат заставил его пригласить всю эту гоп-компанию на свадьбу. Вина теперь точно не хватит…

Продолжение следует
турок

ой, как нехорошо получилось... :-((((

http://i47.fastpic.ru/big/2013/0608/36/054459aa1b90d16be0b767ed62c29336.pngНовобранец комитета "25 января" Е.С.Холмогоров написал программный текст:
Егор Холмогоров: "Комитет 25 января" всевозможные охранители обвиняют в неподдержке Путина
"Комитет 25 января" всевозможные охранители обвиняют в неподдержке Путина.
Это неправда, поскольку на деле только мы и поддерживаем Путина.
Представим себе Пути
на в виде прекрасной древней статуи римского императора. Глаза - изумруд, одежды золото, вес на одной ноге, одна рука приветственно поднята вверх...

(бла-бла-бла)

...И мы будем давить на Путина дальше, гася каждый удар валильщиков и уворачиваясь от какашек кидаемых обвисшими его дармоедами. И может быть мы добьемся своего и конструкция не рухнет, и все не умрут, а может быть и начнется движение вперед с сохранением вертикального положения.
Так что не говорите, что мы "не поддерживаем Путина". Еще раз - только мы его и поддерживаем.

http://novorossia.pro/25yanvarya/1576-komitet-25-yanvarya-vsevozmozhnye-ohraniteli-obvinyayut-v-nepodderzhke-putina.html#

Одному из отцов-основателей комитета холмогоровские метафоры не понравились.

Пожалуй, надо попросить Стрелкова, чтобы впредь такие изумительные тексты (с "мы") утверждались всеми членами клуба, а не ставили без всякого уведомления. При всем уважении к Егору Станиславовичу Холмогорову, ни ему, ни Игорю Ивановичу, ни другим членам клуба право выступать от своего имени я не делегировал.
https://vk.com/wall114394921_713573

И тут в коментах началось веселье. :-)))))
Вот только небольшой кусочек:
Collapse )

Не знаю, как вам, а мне очень понравилось!
Хорошая у нас молодёжь! :-)))))
dancehall

напоминание

21.06.2015   В оккупированном Россией Севастополе даст концерт Бутусов из «Наутилус Помпилиус»

ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
http://www.kp.ru/f/4/image/38/17/471738.jpghttp://s017.radikal.ru/i436/1111/ec/d368220e869a.jpg http://www.stihi.ru/pics/2009/04/07/4355.jpg
КОРМИЛЬЦЕВ ПРОТИВ БУТУСОВА
27.07.2006

На берегу озера Селигер расположился лагерь прокремлевского молодежного движения «Наши». Организаторы подготовили плотную программу мероприятий — встречи с политиками, лекции политтехнологов. А в качестве развлекательной программы — выступления звезд. Одним из первых в лагерь приехал Вячеслав Бутусов.

Узнав об этом, Илья Кормильцев, автор большинства текстов группы «Наутилус Помпилиус», известный своими оппозиционными политическими взглядами, в своем «Живом журнале» опубликовал открытое письмо Вячеславу Бутусову. Мы приводим текст письма, а также комментарий менеджера группы «Ю-Питер» и готовы предоставить место в газете для дальнейшей дискуссии обоим участникам.

ЕЩЕ ОДИН УПАВШИЙ ВНИЗ

Открытое письмо Вячеславу Бутусову

Как сообщили на официальном сайте слета сортирных снайперов «Селигер-2006», там 24 июля состоялось выступление Вячеслава Бутусова. Мне пока неизвестен трек-лист выступления этого популярного артиста, но смею предположить c почти стопроцентной гарантией, что, кроме произведений группы «Ю-Питер», в него также, как обычно, входили песни группы «Наутилус Помпилиус», написанные некогда нами совместно. Я против того, чтобы тексты написанные мной, исполнялись в контексте политических мероприятий, подобных «Селигеру-2006».

Являясь сознательным противником политического строя, установившегося в современной Эрэфии, я не хочу, чтобы наемные гопники, оттягивающиеся за счет налогоплательщиков, внимали стихам, которые я писал сердцем и кровью. Я простил Славе визит к Суркову, в конце концов, мотивом могло быть простое любопытство. Этого я ему простить не могу. Впрочем, чего еще ждать от того, кто давно уже стал обычным россиянским обывателем, в тапочках на босу ногу узнающим «про жизнь» из передач «Останкино».
Вряд ли этот человек, от которого в последнее время подозрительно часто стали слышаться реляции о «духовности» (первый и верный признак серьезных проблем с совестью), поедет петь песни в тюрьмы или под двери ментовских участков, где часто гостит настоящая молодежь России. Не видно и не слышно было как-то его, когда в ставшем для него родным городе проходил шабаш самонадеянных лилипутов, считающих себя хозяевами этого мира. А ведь, наверное, питерские менты не стали бы вязать демонстрацию антиглобалистов, если бы впереди шел Бутусов.
КОРОЧЕ ГОВОРЯ: СЛАВА, ПОЙ «ПРО ДЕВУШКУ»! ТВОЕЙ НОВОЙ ПУБЛИКЕ НАШИ СТАРЫЕ ПЕСНИ НИ К ЧЕМУ!

Илья КОРМИЛЬЦЕВ

Комментарий Ильи КОРМИЛЬЦЕВА:

— Я узнал об этом выступлении утром 25-го. Позвонил Славе. Он не брал трубку. Я отправил СМС с сильно сокращенным текстом. Ответ получил вечером: «Не понимаю сути твоих претензий». Ну и не понимай дальше. Мне важно сказать только, что это против моей воли...

http://www.novayagazeta.ru/society/30328.html

P.S. ...Неудивительно, что на церемонии прощания с поэтом в московском Доме литераторов Бутусов не появился. Как сообщил его пресс-атташе, музыкант сейчас гастролирует в Германии.
В благотворительном концерте, который планировался еще при жизни Кормильцева, чтобы собрать деньги на лечение, Бутусов тоже не собирался участвовать. Зато остальное музыкальное сообщество горячо откликнулось на трагическую ситуацию. В акции, которая теперь уже пройдет в память поэта, примут участие «Агата Кристи», Сергей Галанин, Александр Чернецкий, Юта, Умка и Найк Борзов.
dancehall

я просто оставлю это здесь...

Надо кое-что объяснить.
Во-первых, эта случайная встреча с Бородаем - для меня, для Илюши Барабанова, для Эндрю и Олафа, для Ноя и Васюнина, Нигины и Егора - это удачно подвернувшаяся встреча с ньюсмейкером.
Я не знаю, как для вас, дорогие друзья и коллеги, сидящие в Москве и Киеве, но для нас вот этот Бородай - он не друг, а часть работы, он - носитель информации - как вам еще объяснить? - которую вы потом будете читать, в своих колонках комментировать, обозревать, возбуждать по ней уголовные дела, восхищаться или сыпать проклятия с диванов, просить у нас контакты или снимать по добытой инфе свои сюжеты. Нам, мне, по крайней мере все равно - я делаю свою работу и, извините, отвечаю за базар.
У этого человека я брал интервью дважды и не жалею. Всякий раз это было очень любопытно, всякий раз это давало понимание картины и образа мысли этих людей. Вам это также было интересно, если судить по просмотрам и откликам. Зачем же лицемерить сейчас?

Дальше. Кто хочет поучить, как вести себя с ньюсмейкером и каких ньюсмейкеров выбирать, что ад, а что не ад - предлагаю для начала так же лихо отправиться куда-нибудь в Донецк или Краматорск с Мариуполем, на базу «Азова», а потом к «Востоковцам». И поездить по ямам-убежищам, где тиф, и чумазые дети, которые просят пожрать, а рядом грохает миномет. А потом и про ад можем поговорить.

Дальше - про фото. Если оно кого-то задело, я искренне сожалею. Допускаю некоторую неуместность и приношу извинения. Но если кому-то показалось, что мы «как-то по-дружески милы с мучителем» - не перекручивайте, мы лишь соблюли приличия после тяжелого разговора. Ответив на наши вопросы, этот человек уехал. И никакой общей пьянки не было и быть не могло.

У меня все.

https://www.facebook.com/konagen/posts/1009891739029672
------------------------------------------------------------------------------
Я-то считаю, что никому не нужно ничего объяснять.
Нужно всех в дупу посылать.
Но Павлу виднее, что ему делать...

dancehall

старею штоле :-(

dancehall

на финишной прямой (Кудрин в Совете Федерации РФ)

http://www.ridus.ru/images/2015/6/3/300136/preview_37d0f34ecb.jpghttp://www.newizv.ru/images/ph/2015/06/04/b1433361517747.jpghttp://cdn.vedomosti.ru/image/2015/4a/1f4nkt/normal-1u9h.jpg
...Бесполезно пытаться улучшить что-то одно в этой цепочке: вся она должна стать на порядок эффективнее. А для этого должна стать эффективнее система управления, в том числе государственного, заключил он.

Однако огосударствление экономики эту эффективность, наоборот, снижает. Государство само с собой не может конкурировать, а нет конкуренции — нет и стимулов для технологического развития, констатировал Кудрин... Этому мешают слабые институты: незащищенность собственности, несовершенство судебной системы, коррупция, высокое давление на бизнес, перечислил он...

Важнейший регулятор и контролер — парламенты, политические партии, избиратели, перечисляет Кудрин. Именно через систему законодательной власти принимаются законы. Без качественной политической системы вся цепочка эффективных решений не работает, резюмирует Кудрин...

Реформы должны коснуться и регионов: нужно снимать избыточные фильтры для кандидатов в губернаторы, усиливать их отчетность перед избирателями. «Рост пойдет из регионов», — уверен Кудрин.

Институциональные реформы — самая сложная часть, признал он. Но без них дальше будет еще сложнее, призвал он сенаторов поддержать проведение реформ.

«Сегодня вы не обременены государственными полномочиями и можете выступать как свободный художник, без ограничений высказывать свою точку зрения. Она была очень интересна для нас, есть над чем подумать», — поблагодарила Кудрина глава Совета Федерации Валентина Матвиенко и вручила ему медаль в честь юбилея Совета Федерации.

https://news.mail.ru/economics/22240723/?frommail=1
---------------------------------------------------------------------

Я что-то не припомню, чтобы бодрый отставник приходил в верхнюю палату парламента и сообщал: как именно нужно изменить систему государственного управления. А ему за это медаль вручали...

То, что Кудрин возвращается в правительство - это уже сто процентов. Интересно: в каком качестве.
Вице-премьером, отвечающим за экономический блок?
Чтобы Медведев (которого Кудрин вполне открыто презирает) им командовал?
Ммммм... Не думаю.
А что тогда?

А тогда шикарный сюжет может получиться.
Президент Путин отправляет правительство Медведева в отставку.
Кудрин заново набирает кабинет.
Потом в отставку уходит Путин.
И Кудрин становится и.о. главы государства до президентских выборов...
Красиво, черт возьми!

я

"Мне, например, страшно говорить все, что я сейчас говорю".


Никогда ничего хорошего не думал об Антоне Красовском.
Но после того, как он сделал coming out неожиданно выяснилось, что Антон Красовский - один из самых умных людей в стране.
Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать его
интервью в "Снобе".
Вот самые сильные, на мой вкус, куски:
...
Проблема любой засидевшейся и не собирающейся освобождать место властной системы, не диктаторской, не кровавой, а просто номенклатуры, будь то брежневская номенклатура, номенклатура Пиночета, Франко, Путина или Александра Второго, заключается в том, что в последние годы своего существования, когда власть уже не может опираться на высшие слои общества, она начинает опираться на самые низы. Низов больше, и будучи властью, ты оправдываешь свое существование тем, что за тебя — большинство...
Низы затягивают. И если когда-то ты, будучи правителем, управлял этими низами, то в конечном итоге низы начинают управлять тобой. Причем это не просто низы. Это люмпенизированные подростки. Такое ощущение, что все происходящее делается сейчас для них. Кажется, что в «Республике ШКИД», в «Педагогической поэме», в «Пацанах» побеждает не Макаренко, не Приемыхов, а 14-летний жлоб. Он превращает Макаренко и Приемыхова в шпану. И мы все попадаем в жернова их запросов, а они хотят и требуют самого гнусного. Они всегда, на протяжении всей истории человечества требовали самого жестокого. Хлеба и зрелищ они требовали, и чем больше погибнет гладиаторов, тем веселее. Нынешняя власть, как мне кажется, сама того не понимая, занимается удовлетворением их потребностей...
Сейчас каждую неделю принимается какой-нибудь закон, который развлекает плебс. Помнишь, в нашем детстве были любера и Казань? Вот сейчас они правят балом. И я удивлен, что Путин не замечает, как потерял роль того вот героического Приемыхова.
...
Система вынуждена не просто опираться на низы, но и «вплевывать» в себя эти низы. Сейчас система, как бациллой, порождается самыми низменными человеческими желаниями: лицемерием, ложью, злобой, ненавистью… Даже не злобой, а именно ненавистью. Смысл существования любой политической системы — в формировании комфортного инвайрмента. А нынешняя система этого не понимает, и сама будет сожрана коллективным Игорем Холманских. Потому что коллективный Игорь Холманских очень активный, агрессивный, и он придет и всех нас съест.
...
гомофобия режима — это порождение гомофобии, которой пронизано все наше общество от и до.
...
Вот Илья Колмановский, который был вроде бы уволен из Второй гимназии за то, что вышел на митинг против закона о гей-пропаганде... В связи с его увольнением у него взял интервью «Коммерсант». Первое, что сделал Илья, — это заверил интервьюера и общественность, что он не гей. Он подчеркнул это в первой фразе интервью. То есть человек вышел защищать геев, потому что защищать геев круто в среде его друзей, но на самом деле ему очень стыдно, что его могут ошибочно принять за члена этого второсортного сообщества.
Что это значит? Что ему было бы просто стыдно быть геем, ему было бы страшно быть геем, ему было бы неловко быть геем! Поверь, я хорошо знаю, как в нашей стране стыдно, неловко и страшно быть геем. Мне 38 лет, и мне до сих пор стыдно, неловко и страшно. Мне, например, страшно говорить все, что я сейчас говорю.
...
Это первобытное общество! Здесь культ большинства! Демократия по-русски — это власть большинства. Все, что не связано с этим большинством, либо стыдливо замалчивается, либо столь же стыдливо преувеличивается. Вот, например, сколько ты знаешь синонимов к слову «вор»? Их почти нет! Есть унизительное «жулик». «Жулик» — это, значит, немного украл, значит, не крут. А если вор, то, значит, «красава», много унес, молодец. Зато я могу тебе назвать штук десять синонимов к слову «гей»: педик, гомик, жоподолб, что угодно… То есть п...здить, как министр Сердюков, — это почетно. А быть как Петр Ильич Чайковский — это унизительно.
...
Зона — это первобытная система в ее апогее. Зона живет по первобытным законам, по понятиям. Не сильно отличаясь от зоны, наше общество, конечно, очень понятийное.
...
Сказав то, что я сказал, я понимал, что среда, в которой я точно не найду поддержки, — это, собственно говоря, сами российские геи, которым все права достались в подарок. Они никогда ни за что здесь не боролись. Это не Америка, где гражданские свободы — результат борьбы за свои права нескольких поколений. А в России геи уже не помнят 121-ю статью. Дедушка Ельцин пришел и сказал: у нас будет как в Европе, и отменил эту статью. И все эти люди очень боятся потерять свой лицемерный, лживый и очень комфортный мирок, который у них сформировался благодаря Борису Николаевичу Ельцину. И я хочу им сказать: вы его потеряете. Именно потому, что до конца будете тихонько сидеть и молчать в тряпочку.
...
Граница — это зарплата более 10 000 у.е. После того как ты начинаешь получать в месяц больше указанной суммы, ты уже не журналист, ты менеджер. Ты имеешь дело с хозяином, чьи пожелания тебе придется либо выполнить, либо уйти.
...
Я никогда не хотел ничего пропагандировать. Я не принадлежу ни к одной из сторон конфликта между Кремлем и интеллигенцией. Я действительно считаю, что и Путин, и Навальный — это звенья одной гребаной цепи, причем Путин Навальному куда нужней.
...
Я искренне считаю, что условные Алексей Навальный или Сергей Пархоменко — это умильная вельветовая бутоньерка на похоронном смокинге этой системы. То есть Сергей Пархоменко и Алексей Навальный этой системе нужны так же, как система им, они ее часть, и вся эта система, этот тронувшийся вагончик летит на бешеной скорости непонятно куда.
...
Я не хочу бороться с режимом. Я просто хочу, чтобы режим не боролся со мной... Путин — человек, которого я до сих пор уважаю. Пархоменко — не особо.
...
Все обвиняют Путина в том, что он кровавый палач, при этом никто не может вспомнить ни крови, которой замазаны его руки, ни сами не готовы рисковать и жертвовать. Мы привыкли выходить на улицы с плакатиками, а потом получать лайки в фейсбуки и благодарности в «Жан-Жаке». Как только тебе указали на дверь, ты сразу говоришь: «Ой, да вы меня неправильно поняли».
...
Сейчас просто, мне кажется, страшно. И я мог это спокойно пересидеть и пережить. Но проблема в том, что, в отличие от большинства людей вокруг, я действительно в Бога верю. Я понимаю, что мне придется что-то ему говорить. И мне бы не хотелось, чтобы, когда там меня спросят, главным аргументом в мою пользу было бы наличие самых красивых в Московской области гортензий в моем маленьком садике. Когда там меня спросят, был ли я изгнан за правду, был ли милостив, был ли чист сердцем, я хотел бы сказать: «Типа того, Господи. Было дело»... Независимо от того, стремишься к комфорту или нет, надо быть готовым к тому, что конец наступит совершенно неожиданно. Или, наоборот, ожидаемо. Так или иначе, это все равно случится. Я никого не призываю, никого ни в чем не упрекаю, совершенно никого ни в чем не обвиняю, но мне лично хотелось бы на той самой последней койке чувствовать себя человеком.

http://www.snob.ru/selected/entry/57187